Форум исторического клуба Сокол
Архив Исторического Клуба Сокол
Новый адрес Клуба

И в небе и в земле сокрыто больше, чем снится Вашей мудрости, Горацио
Список форумов


 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Исторический клуб Сокол       Кодекс клуба       Профессионализм в истории       Командно-штабные учения       Шахматный клуб Сокола       Научные споры на исторические темы
Битва при Аскалоне 1099

 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов -> Средние века
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Макс
Маленький барашек

   

Зарегистрирован: 26.11.2012
Сообщения: 209
Откуда: Ставрополь

СообщениеДобавлено: Ср Дек 19, 2012 6:17 am    Заголовок сообщения: Битва при Аскалоне 1099 Ответить с цитатой

Начало кампании
Для сбора египетской армии и переброски ее в Палестину требовалось не менее двух месяцев, поэтому, когда фатимидский визирь ал-Афдал («второй по власти во всем царстве царя Вавилонского») с войском появился под Аскалоном (ныне Телль Ашкелон, Израиль, в 70 км от Иерусалима), «все уже было кончено. К нему присоединились отряды прибрежных городов, и он стал лагерем у Аскалона на 14 день месяца рамадан [4 августа], ожидая прибытия морского флота и [кочевых] арабов», т.е. подкреплений на суше и кораблей с припасами и осадной техникой.
Примерно тогда же Годфруа послал к Танкреду и ЭсташуБулонскомув Наблус. (Эти двое, с сильным отрядом рыцарей и пехотинцев, подступили к городу, но его жители сдались без боя на исходе июля месяца.) Первый государь Иерусалима сообщал им тревожные известия о египетском нападении и концентрации армии «эмира Вавилонского» в Аскалоне. Перед нами первое указание на эффективную систему разведки, столь хорошо послужившую латинянам в этой кампании. О появлении в Аскалоне ал-Афдала в Иерусалиме узнали практически сразу. Вполне возможно, что успехи в добывании информации объясняются помощью местных мусульман, которые не видели причин соблюдать лояльность по отношению к египетским шиитам.
Танкред с Эсташем немедля покинули Наблус (возможно, оставив там гарнизон) и направились в сторону моря. Не исключено, что они планировали дойти до области Аскалона, чтобы собрать больше сведений о силах и намерениях ал-Афдала. От Цезареи они повернули на юг и недалеко от Рамлы вступили в бой с отрядом противника– «многочисленными арабами». Хотя хронисты полагали, что речь шла об авангарде «войска эмира», его передовых отрядах (prasecursores), в реальности перед нами действующий на коммуникациях с целью разведки контингент из Аскалона. Эти легкие отряды прочесывали всю область даже после боя: еще 10 августа епископ Марторано, возвращавшийся из Иерусалима в армию Годфруа, был схвачен и увезен сарацинами (в плену он и сгинул). Сам визирь, как мы видим, на тот момент еще не собирался покидать Аскалон.
Итак, в ходе упомянутого боя (он состоялся примерно 7 августа) крестоносцы обратили врагов в бегство и захватили нескольких из них. Итог этой стычки и рейда в целом оказался крайне важным для обеих сторон. Ал-Афдал получил (в теории, по крайней мере) сведения о расположении и опорных пунктах латинян. Франки же, допросив своих пленных, выяснили численность и расположение главной вражеской армии, а также их планы («где они собираются биться с христианами»). Конечной целью похода ал-Афдала должно было стать взятие Иерусалима и Антиохии с последующим истреблением находящихся там крестоносцев – как утверждали франки, это были слова самого визиря (sic ipse dixerat).
К Годфруа, патриарху и предводителям крестоносцев в Иерусалим был отправлен гонец с известием: «Знайте, что нам уготовляется сражение у Аскалона; посему поспешайте со всеми силами, которые сможете найти!». Государь приказал готовиться к походу. Предводители крестоносцев и клирики пешком прошествовали босиком до Гроба Господня, вознося к небу свои молитвы и испуская слезы, взывая к милосердию Создателя и моля его избавить их от всех врагов. Потом, все еще босиком, распевая псалмы и молитвы, они направились к Храму Господню, где пали ниц, моля простить им их грехи и услышать их мольбы. Наконец, получив благословение от епископов, вожди латинян начали подготовку к походу.
Во вторник 9 августа Годфруа Буйонский, новоизбранный патриарх Арнуль де Шок, епископ Марторано (Калабрия) Арнуль и граф Робер Фландрский со своими войсками покинули град Иерусалим. Однако, власть нового правителя Иерусалима имела пределы: граф Тулузский и Робер Кюртоз до последнего оставались в Иерусалиме, заявляя, что не покинут город, пока не будут уверены в том, что вот-вот грядет битва. (Скорее бароны подозревали, что их содействие требуется Годфруа, на которого был особо зол граф Раймунд, лишь для захвата нескольких крепостей; вдобавок они подумывали о возвращении домой.) Оба «диссидента» ограничились тем, что выслали на разведку своих рыцарей. Только 10 августа, когда разведчики убедились в наличии противника и доложили о том своим сеньорам, епископ Марторано подтвердил их слова, обрисовав всю нависшую над христианами угрозу, а Годфруа и его сторонники перешли к угрозам в адрес графа, Раймунд (со Святым Копьем – dominica lancea) и нормандский герцог вышли из Иерусалима. Об их приближении было слышно издалека, поскольку марш осуществлялся под аккомпанемент труб, рогов, кифар и прочих музыкальных инструментов.Также воины распевали песни.
Лишь небольшой гарнизон остался оберегать Иерусалим, а также оставленных в городе больных и обоз (sarcinis). Под руководством Пьера Амьенского греческий и латинский клир устроил религиозное шествие к Храму Господню, с участием небоеспособных и женщин проводились молитвы и раздачи милостыни, «чтобы Господь даровал победу своему народу». По другой версии, Пьер и патриарх Арнуль сопровождали Истинный Крест (его наличие в армии подтверждают другие авторы) к армии под Аскалон.
В Рамле к Годфруа примкнули отряды Танкреда и Эсташа. 10 августа войска преодолели 40-километровый отрезок пути от Рамлы до Аскалона. Двигались девятью смешанными конно-пешими отрядами (три в авангарде, три в центре и три в арьергарде), опасаясь нападения из засады. При таком построении, откуда бы ни атаковал враг, его всегда могли встретить три баталии, а центральный корпус мог усилить любой подвергшийся угрозе участок. 10-го войска графа Тулузского и герцога Нормандского добрались до Рамлы; к главной армии они присоединились на следующий день.
11 августа движение по-прежнему осуществлялось девятью баталиями, во все стороны были разосланы разъезды: франки были настороже и полагались на разведку. К исходу дня крестоносцы собрались у небольшой, надо полагать почти высохшей от жары, речки в области Аскалонской. Их лагерь, несомненно, располагался у Ибелена (ныне Явне, Израиль), в 25 километрах севернее Аскалона. Иногда считается, впрочем, что упомянутая речка либо Сухрай (Лахис), либо Ибта (Эвта), что приближает нас к Аскалону уже на 10-15 километров.
Приближаясь вечером к реке, франки наткнулись на многочисленные стада мусульман (тысячи голов быков, верблюдов, овец, коз, предназначенных для пропитания воинов и, возможно, горожан), пасшиеся на равнинах между Аскалоном и Ибеленом, под охраной трехсот бедуинов. (Иные хронисты слишком «щедро» оценивают их количество в 3000 чел.)Арабы были атакованы 200 рыцарями– авангард франкской армии, который следовал за ними, готовясь на всякий случай к сражению. Рассеяв стражу (поскольку арабы тут же бежали, очень немногих взяли в плен, еще нескольких убили), латиняне угнали к себе в лагерь животных. Там их поделили между собой рыцари и сержанты. Заночевали тут же, поскольку уже стемнело, но при этом позаботились о страже лагеря и дальних караулах на случай атаки противника.
Из донесений беглецов ал-Афдал в лучшем случае мог предположить наличие лишь небольшого отряда рейдеров противника, но уж точно не всей армии латинян. «Франки пришли за добычей и теперь вернулись с ней обратно», – так действительно могли думать египтяне. Разведка мусульман (очевидно, поглощенная изучением подступов к Иерусалиму) совершенно проглядела приближение крестоносцев, что не красит и командующего египетской армией.
Захват трофеев имел и другие последствия. Если верить АльбертуАхенскому, некий знатный сарацин, некогда правитель Рамлы,перешел на сторону франков после взятия Иерусалима. Теперь он пришел на помощь Годфруа и «предупредил» его, что стада оставили на равнине в качестве ловушки, дабы франки занялись грабежом, рассеялись по округе и, отягощенные добычей, стали легкой добычей для египтян. Поэтому патриарх, несший истинный Крест, и капеллан графа Тулузского, со Святым Копьем в руке, вечером 11-го огласили по войску, чтобы наутро все были готовы к сражению, и запретили, под страхом отлучения, всем обращать внимание на добычу, пока не одержана будет победа. Годфруа и прочие вожди подтвердили приказ патриарха, добавив, чтобы каждый подчинялся командиру своего национального контингента, и что ослушник, бросившийся грабить до конца сражения, лишится ушей и носа.
Ночь латиняне провели неплохо. Конечно, палаток в войске не было, запасы хлеба и соли невелики, а вино вообще отсутствовало. Но зато мяса теперь наелись вволю, заменив хлеб бараниной, все исповедовались в грехах, простили друг другу былые обиды, воспылали отвагой и преисполнились презрения к врагам. Крестоносцы были уверены, что «Господь ныне с нами» и победа неизбежна, надеясь на богатые трофеи.
Армия ал-Афдала стояла лагерем на красивой цветущей приморской равнине северо-восточнее города – в миле от Аскалона и в пяти лье (quinque leugis) или в семи миляхот франкского лагеря, подле деревушки ал-Бисса. Допрашивая пленных арабов, франки узнали, что визирь планирует наступление на Иерусалим и завтра выступает, а потому решили предупредить его маневр, атаковав египтян (хотя и численность их оставалась неясной христианам – арабы ее просто не знали) на следующий день. Противник был застигнут врасплох – ал-Афдал ожидал, что христиане пойдут на переговоры с ним и уж точно не рискнут покинуть пределы стен Иерусалима. Действительно, крестоносцы решились на самоубийственный шаг: марш-бросок вглубь враждебной территории и готовность к сражению, зная, что в случае проигрыша немногим удастся вернуться, а Иерусалим будет утрачен снова. Поверить в это рационально мыслящему политику было нелегко.
Это не означает, что мусульмане не были осведомлены о противнике как таковом: ежедневно к ним прибывали беженцы с занятых франками земель. Арабские хронисты сообщают, что по прибытии в Аскалон визирь отправил к франкам послание с упреками и угрозами, и когда посланники ал-Афдала находились на обратном пути к своему господину (по другой версии – едва вернулся посланник), «многочисленное войско христиан» обрушилось на Фатимидов. Но, как уже указывалось, визирь не мог поверить в то, что все его враги уже под Аскалоном. В целом мусульманский полководец проявил непростительную беспечность.

Силы сторон
Численность франков остается неясной. Обычно склоняются к версии Раймунда Агильского (и Гийома Тирского) – не более 1200 рыцарей и около 9000 пехотинцев. Но Даиберто, Годфруа и Раймунд в послании Папе пишут о не более чем 5000 рыцарях и 15 тыс. пеших воинах, и с ними соглашаются Альберт Ахенский и Эккехард из Ауры. Возможно, предводители крестоносцев имели в виду всех воинов рыцарского ранга, а Раймунд и Эккехард подразумевали только тех рыцарей, кто сохранил коня? То же правило относится и к пехоте: высшая цифра может означать всех паломников-простолюдинов, а низшая относится только к хорошо вооруженным и боеспособным пехотинцам? Не исключено, однако, что оценки послания, Эккехарда и Альберта завышены. Ч. Оман полагал, что безлошадные рыцари добыли себе арабских коней, и Альберт упоминает захват примерно 400 оседланных коней египетских воинов гарнизона Иерусалима. Но найти за неполный месяц в городе и его округе почти 4 тысячи лошадей было бы явно нереально.

Мусульманская армия при Аскалоне включала 10 тысяч пехоты постоянного войска, волонтеров, городского ополчения Аскалона – те были экипированы получше добровольцев. Поскольку несколько источников упоминают о 20 тысячах воинов в армии ал-Афдала, следовательно, египетская конница и бедуинские вспомогательные отряды насчитывали (поровну?) еще 10 тысяч человек. Разумеется, Фатимиды отправили в Палестину далеко не все свои постоянные военные отряды, но приложили большие усилия для сбора армии, которую возглавило лично второе по рангу лицо в государстве. В то же время, вопреки усилиям латинских авторов поведать о воинстве «несметном, словно пески у моря», можно утверждать с определенной степенью вероятности, что силы сторон были примерно равны. В худшем случае у мусульман было двойное численное преимущество, которое европейцы были намерены возместить внезапностью нападения. Это объясняет ту «горячность», над которой некогда недоумевал Ч. Оман, считавший рискованной операцией атаку 10-тысячной армии на орду из 50 или 60 тысяч вражеских воинов.

Начало сражения
На рассвете в пятницу 12 августа (день мученика Евплия) крестоносцы проснулись, разбуженные сигналами труб и горнов. Под продолжающийся музыкальный аккомпанемент они вооружились, распевая псалмы. Патриарх и священники осенили паству знаком креста. Вновь был озвучен приказ, запрещающий грабить и брать добычу до исхода сражения, под угрозой отлучения. Повсюду царило воодушевление и ликование, словно франки отправлялись не в бой, а на пир. «…Преклонив колени, мы взывали о помощи к Господу, который нам в иные времена крайней необходимости подтверждал закон христианский, (моля Его) в нынешнем сражении сокрушить мощь сарацин и Дьявола и продолжить царство Христово и церковь повсюду от моря до моря».
Затем крестоносцы водрузили знамена и опять выстроились девятью отрядами в три линии одна за другой, – тщательно разработанный боевой порядок, обеспечивающий круговую оборону, который был принят франками во время марша. Повсюду были разосланы пикеты.
Вдобавок трофейные стада верблюдов, овец, быков гнали (по приказу вождей крестоносцев)справа и слева от войска. Эти животные (будто бы никем не управляемые) передвигались настолько близко от войск, что «становились, когда мы останавливались, шли, когда мы двигались, и бежали, когда мы мчались вперед». Пыль поднимались до небес, но в то же время укрывала крестоносцев от солнечной жары. По версии Альберта, стада отвели в сторону перед атакой, уступив место боевым отрядам – это маловероятно.
На расстоянии, да еще в облаках пыли, наблюдателям армия франков казалась еще больше, чем была на самом деле. Часть воинов Фатимидов запаниковала (особенно неопытные ополченцы), «утратив уверенность в себе» (по словам английского хрониста Уильяма Малмсберийского). Некоторые бросились в бегство, и есть источники, которые даже уверяют, что вся армия визиря бежала еще до боя. Собственно, даже участники сражения признавали, что противник обратился в бегство «до того, как мы столкнулись (confligeremus)».
«Медленно приближаясь» к противнику, франки, похоже, изменили схему своего построения, возможно, развернув его в линию. Аноним заявляет, что баталия Раймунда де Сен-Жиль была на правом фланге, у моря, несколько баталий (Робера Кюртоза, Робера Фландрского, Эсташа Булонского, объединенный отряд Танкреда и Гастона Беарнского «и все прочие») – в центре, а герцог Годфруа – на левом фланге. Наличие трех главных формирований в боевом построении крестоносцев, видимо, находит подтверждение и в тексте Фуше. Однако, нет оснований полагать, что войска латинян были выстроены колоннами, а не растянуты в линию.
Лучники и пехотинцы шли впереди рыцарей, прикрывая их. Годфруа, с 2000 рыцарей и 3000 пехоты (копейщики и лучники), если верить Альберту Ахенскому, блокировал ворота Аскалона, чтобы оттуда не вышли подкрепления к мусульманам. Раймунд же с многочисленным отрядом находился справа, двигаясь в сторону обширных и густых садов за пределами крепостных стен. Оба Робера и другие предводители (Оливье де Жюссе, Жерар де Кьерзи и Рено де Туль – первые двое французы, третий из контингента Годфруа; поскольку Жерар, возможно, относился к отряду Эсташа, очевидно, что информаторы Альберта просто «забыли» упомянуть имена возглавлявших их более знатных вождей) выстроили свои отряды на равнине левее. «Все рыцари и пехотинцы по отрядам собрались вокруг своих значков и знамен», – добавляет Альберт. Его слова о диспозиции крестоносцев указывают на то, что они следовали изгибу северной крепостной стены Аскалона и находились в виду его главных ворот, именуемых Иерусалимскими.
Наконец-то египтяне попытались собраться для боя – вероятно, в первую очередь пехота. Несомненно, именно пешим воинам требовалось меньше всего времени для сборов и именно пехотинцев (сражавшихся под звуки труб и барабанов) описывает Аноним, говоря: «Язычники же стояли, готовые к бою. У каждого из них с шеи свисала фляга, из коихони намеревались пить, гонясь за нами; но сего, слава Богу, не произошло». Фуше Шартрский и Уильям Малмсберийский приписывают инициативу атаки мусульманам, сравнивая построение армии египтян с «оленем, выставившим вперед отростки своих рогов», когда отряды свои впереди разделив надвое, сарацины вытянули вперед фланговые «отростки», намереваясь окружить крестоносцев.
Ни Фуше, ни тем более Уильям не были очевидцами сражения, но их слова подтверждаются мусульманскими военно-теоретическими трактатами того времени, описывающими такое построение, у которого оба крыла были вытянуты вперед центра. Его мусульмане называли «полумесяц», хилали. Считалось, что у него сильнее центр (пехота), но слабы фланги (кавалерия), поэтому на краях флангов размещали отборные конные полки. Вряд ли ал-Афдал намеревался перейти в наступление при столь неблагоприятных обстоятельствах. Вероятно, визирь, импровизируя, намеревался лишь задержать натиск франков на центр и дать коннице время выстроиться для боя, выслав вперед пехотинцев. Фланговый (на правом крыле?) передовой отряд легковооруженных всадников-бедуинов попытался, видимо, обойти кругом левого фланга франков и зайти им в тыл, но был отброшен контратакой Годфруаво главе сильного отряда рыцарей. Тем временем всадники Фатимидов седлали коней и вооружались, но не они успели закончить этот процесс, когда крестоносцы подошли очень близко – будто бы на расстояние полета камня или даже менее того.
Началась перестрелка между пешими лучниками египтян (это были суданцы, поддержанные арабскими стрелками и пращниками) и франков.

Поражение египтян
Но теперь лук уступил место копью. Ровная местность идеально подходила для проведения кавалерийской атаки – главного тактического приема западноевропейцев. Поочередно все эскадроны тяжелой кавалерии латинян выдвигались вперед. Каким же образом франкская пехота пропустила вперед свою конницу? Видимо, пешие ратники раздались в стороны и / или собрались в промежутках между подходящими к ним конными баталиями.
Последовавшая за этим атака конных рыцарей (несомненно, по всему фронту) пронеслась сквозь всю пехоту мусульман, истребляя и разгоняя врагов.Всадники Танкреда и Эсташа ворвались прямо в египетский лагерь, где разгорелся бой. Лучники оказались бесполезны, не успев дать залп –«столь быстрой, а равно упорнейшей была атака наших людей». Пешие воины храбро сражались (особенно хронистам запомнились боевые цепы суданцев, «которыми они наносили тяжкие удары по кольчугам и щитам, поражали коней в голову и ужасный грохот разносился по всему войску верующих [христиан]»), но не устояли перед натиском латинян. «…Тот, кто видел нас, мчащихся на врага, принял бы нас за стадо оленей, спешащих утолить жажду в проточной воде» (из послания Папе). Вассал РобераКюртоза (или даже сам невысокий, тучный герцог Нормандский, бывший в первых рядах), пришпорив коня,прорвался сквозь ряды врагов к знаменосцу визиря, срубил его, нанеся мусульманину смертельную рану, и захватил «штандарт» («stantarum, что у нас зовется знамя»). Он представлял собой полностью выложенное серебром длинное копейное древко с золотым шаром («яблоком») на конце. Тем самым нормандец лишил мусульман видного издалека обозначения места сбора. Египетский хронист подтверждает утрату мусульманами их знамени. Граф Фландрский тоже отличился в бою.
Итак, одна-единственная атака принесла латинянам победу: они одержали успех «одним лишь натиском (impetu) нашим», «одним натиском», по словам участников боя.
Бежавшие пехотинцы окончательно расстроили ряды фатимидских всадников, так и не успевших подготовиться и принять участие в бою (за исключением описанной выше попытки обхода с фланга). Падение штандарта ал-Афдала заставило некоторых подумать, что визирь погиб – это оправдывало их постыдное поведение. В действительности визирь со свитой укрылся в Аскалоне, а оттуда морем вернулся в Египет; победителям достался только его меч, возможно захваченный в шатре ал-Афдала.
Когда рыцари ворвались в лагерь, это положило конец организованному сопротивлению. К счастью для уже бегущих мусульман, передает Альберт Ахенский, многие крестоносцы все же бросились грабить и прекратили погоню, что позволило первым собраться (по сигналу труб и рогов)и контратаковать, нанеся немалый урон ослепленным алчностью христианам. Но Годфруа, находившийся на крайнем фланге у гор, пришел на помощь соратникам. Он немедля атаковал, запретил грабеж и собрал всех, затем прорвался сквозь строй врагов и египтяне под натиском франков бежали окончательно.
Граф Раймунд перехватил беглецов, направлявшихся к берегу. Многие пехотинцы попытались доплыть до своих судов, стоявших на якоре близ берега, но утонули, поскольку корабли отошли подальше. Другие укрылись в густых зарослях смоковниц подле Аскалона. Но крестоносцы запалили рощу, а потом перебили всех, кто попытался вырваться из пламени. Прочих убивали на месте, хотя те бросались на землю, отказавшись от сопротивления. Были и те, кто пытался забраться на пальмы, фиговые и оливковые деревья, прячась в листве. Таких снимали оттуда стрелами, словно охотясь на птиц, и добивали на земле копьями. Многие мусульмане погибли уже у ворот самого Аскалона, куда подоспели преследователи во главе с Годфруа. Еще будто бы две тысячи несчастных были затоптаны или задохнулись в давке у ворот.

Источники сходятся на том, что битва длилась недолго – видимо, менее часа, хотя Альберт Ахенский настаивал, что бой занял большую часть дня. Из волонтеров и ополченцев Аскалона в той битве погибли 2700 человек, не считая солдат постоянных отрядов. Урон мусульманское войско понесло серьезный.
Победителям (они лишились лишь некоторого числа пехотинцев) досталась огромная добыча: золото, серебро, камни, драгоценная посуда, всякое имущество, палатки, оружие, одежда, продовольствие, животные (кони, мулы, ослы, верблюды, бараны,крупный рогатый скот). Каждый хронист не упускает случая восхититься ее колоссальными размерами, а авторы послания Папе даже сожалеют, что грабеж лагеря задержал латинян настолько, что многим врагам удалось спастись! Робер Кюртоз преподнес трофейный штандарт визиря патриарху Арнулю, дабы поместить его в церкви Гроба Господня в память о великой победе.

Главным результатом успеха при Аскалоне стало то, что Иерусалим остался в руках христиан, а египетская полевая армия на два года была выведена из строя.
Итак, внезапность нападения, ненадежность ряда отрядов (ополченцев), незнание тактических приемов противника, способствовавшее распространению замешательства и паники падение штандарта визиря, практически полная неготовность кавалерии до самого последнего момента (франки «не дали им времени», и в бою участвовала почти одна пехота и некоторая часть легкой конницы), смелость и маневренность франков в бою – все эти факторы стали причиной поражения Фатимидов.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Бомбардир
Admin

   

Зарегистрирован: 10.05.2011
Сообщения: 3322
Откуда: Днепропетровск

СообщениеДобавлено: Чт Дек 20, 2012 9:25 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Макс писал(а):
Но теперь лук уступил место копью.
Почему? Ведь лучник стреляет дальше?
Верно, что в Европе пехота упоминается именно при описании Первого крестового похода?
_________________
Свобода начинается с сомнения.
Моя страница
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
Strateg
Гражданин

   

Зарегистрирован: 31.08.2012
Сообщения: 565
Откуда: СПб

СообщениеДобавлено: Чт Дек 20, 2012 10:23 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

В Европе постоянно упоминается пехота.

Атака конницы на лучников по ровной местности. Никаких там холмов, грязи, палисадов, ям и кольев.
Да и сарацины - имхо, не мегалучники. Особенно, если там ополченцы.

Макс, это откуда ты взял? Твое?
_________________
http://strategwar.ru
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
Макс
Маленький барашек

   

Зарегистрирован: 26.11.2012
Сообщения: 209
Откуда: Ставрополь

СообщениеДобавлено: Пт Дек 21, 2012 6:04 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Бомбардир писал(а):
Макс писал(а):
Но теперь лук уступил место копью.

1. Почему? Ведь лучник стреляет дальше?
2. Верно, что в Европе пехота упоминается именно при описании Первого крестового похода?


1. Образное выражение, метафора, означающая, что вместо стрелков в бой вступает конница.
2. Ежели еще услышите такую ересь - рубите голову оппоненту.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Макс
Маленький барашек

   

Зарегистрирован: 26.11.2012
Сообщения: 209
Откуда: Ставрополь

СообщениеДобавлено: Пт Дек 21, 2012 6:05 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Strateg писал(а):
Макс, это откуда ты взял? Твое?


Конечно.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Бомбардир
Admin

   

Зарегистрирован: 10.05.2011
Сообщения: 3322
Откуда: Днепропетровск

СообщениеДобавлено: Пт Дек 21, 2012 6:40 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Макс писал(а):
2. Ежели еще услышите такую ересь - рубите голову оппоненту.
Пехота в Первом крестовом походе
Исторический обзор
Из книги бельгийского историка Вербрюггена "Военное искусство Запада в Средние Века" (J.F.Verbruggen. The Art of Warfare in Western Europe During the Middle Ages). Книга впервые вышла в 1954 г.


Пехота в Европе впервые привлекает внимание хронистов в связи с ее участием в Первом крестовом походе и ее последующем развитии на Ближнем Востоке. Ее роль возрастала вместе с задачами по поддержке рыцарей в сражении. Короткий обзор использования этой пехоты в крестовом походе послужит пояснению данного положения.

Хронисты того времени часто заявляют, что пехотинцы, сопровождавшие Петра Пустынника и Готье Нищего, были практически бесполезны. Испытывающая недостаток дисциплины, хорошего командования, подходящего оружия беспорядочная и неорганизованная толпа была практически разорвана на клочки конными стрелками мусульман. Но пехота, сопровождавшая знатных вождей, доказала, что сделана из другого теста.

На первых порах эти воины выполняли скромные задачи. Когда началась первая большая битва при Дорилее (Dorylaeum, 1097), Боэмунд приказал части пехоты охранять лагерь, поскольку рыцари шли в бой на врага. В ходе битвы этот отряд не смог справиться со своей задачей. Вражеская кавалерия убила многих полувооруженных людей, а также женщин и детей. Другой отряд пехоты, вероятно, был расположен позади рыцарей. Когда рыцари побежали, то они проехали по части своей пехоты, но были остановлены густым лесом копий оставшихся пехотинцев, таким образом бегство рыцарей было остановлено, и они укрылись за пехотой.

Пехота сыграла лишь небольшую роль при осаде Антиохии. Пока Боэмунд и Роберт II Фландрский занимались фуражировкой, граф Тулузы охранял лагерь с этими войсками. Его рыцари вышли на врагов, делавших вылазку, а пехота выступила за ними, а затем пошла к мосту, чтобы запереть город. Мусульмане атаковали этот отряд пехоты: они перешли мост и обошли провансальцев с фланга через брод. В это время рыцари гонялись за вражескими конями, пытаясь поймать их. Пехота, оставившая позади свои знамена во время марша, решила что рыцари бежали, и также обратилась в паническое бегство. Когда рыцари графа Тулузы пришли на помощь и контратаковали, испуганные пехотинцы цеплялись за гривы и хвосты коней, а также оружие рыцарей. Это помешало рыцарям атаковать, и они отступили, так как мусульмане преследовали их. Все вместе бежали в город, граф Тулузы потерял минимум 15 рыцарей и ок.20 пехотинцев. Этот неприятный инцидент послужил причиной того, что пехоте не разрешили принять участия в битве на Антиохийском озере, "так как слишком многие не имели опыта и были испуганы". Но пока шла эта битва, пехота храбро сражалась против гарнизона Антиохии и успешно отбила вылазку.

При вылазке крестоносцев из осажденной Антиохии пехота выполняла в бою свои задачи. До начала битвы совет решал, какой боевой порядок принять крестоносцам, "кто должен идти первым, а кто будет находиться во второй линии; куда выдвинуть пикинеров и копейщиков, и где поставить лучников; должны атаковать рыцари или пехота, и кто займет оборону". Сначала выдвинулись пехотинцы, затем отряд рыцарей, который должен был защищать тыл пехоты. Отряды двигались и останавливались по команде князей. Сначала пехота защищала рыцарей с фронта, так что дождь стел не должен был повредить всадникам и их коням. В нужный момент рыцари обошли пехоту, которая отошла за кавалерию, и теперь пехотинцы, развернувшись, защищали тыл рыцарей. Когда мусульмане обошли левый фланг крестоносцев, они напали на пехоту с тыла, та немедленно перестроилась и храбро отразила атаку. Затем они получили помощь от следующего отряда рыцарей, который оставался в резерве, и отбросили врага. Этот резерв заставил отступить мусульман.

В битве при Аскалоне в 1099 стрелки и другая пехота вновь были выдвинуты вперед в начале битвы, чтобы дать рыцарям построиться, а затем выйти вперед: после этого пехота двинулась за рыцарями с целью убить или взять в плен упавших или отставших врагов.

Бедные рыцари, оставшиеся без коней, естественно сражались бок о бок с пехотинцами в битвах Первого крестового похода, помогали поднять боевой дух. Ясно, что роль пехоты возрастала по ходу длинной кампании, со многими битвами и осадами.

Рыцари конечно оставались главной военной силой в новом королевстве, но пехота использовалась регулярно. В первой битве при Рамле, 7 сентября 1101, она прошла серьезное испытание. Во второй битве, в 1102, король потерпел поражение, которое согласно Фульхеру, было следствием того, что не все войска успели подойти, и строй не был организован должным образом, рыцари не захотели ждать пехоту и безрассудно атаковали. Очевидцы, такие как Фульхер, видели в неспособности использовать пехоту большую ошибку. Битвы при Яффе 1102 и Хазарте (Hazarth) 1205 доказали, на сколько это было важно, о битве при Мердж-Сефер (Merdj-Sefer) в 1126 особо указано, что рыцари и пехота действовали совместно и оказывали друг другу поддержку. Пехота следовала в бою за рыцарями, убивая выбитых из седла мусульман и помогая своим упавшим рыцарям сесть на коней или унося их, если те были ранены. Некоторые рыцари даже убивали коней мусульман, чтобы упавшие враги были добиты идущими следом пехотинцами.

Та же тактика использовалась в битве при Арсуфе (Arsuf) и в Западной Европе, но самые первые упоминания о ней приходятся на Первый крестовый поход и последующие годы. Принято считать, что пехота играла в Первом крестовом походе и Иерусалимском королевстве большую роль, чем на Западе. Это частично объясняется нехваткой рыцарских коней. Перед лицом сильных конных мусульманских лучников крестоносцам приходилось больше защищать тыл рыцарей пехотой по ходу битвы, и фронт, до момента, пока тяжелая кавалерия построится и сомкнет ряды для атаки.

После Первого крестового похода в королевстве осталось слишком мало рыцарей, что увеличивало необходимость использования пехоты. Мы уже видели, что численность кавалерии в 1102-1125 колебалась между 200 и 1100 всадниками, которые усиливались пехотой. Как следствие пехота чаще принимала участие в боях, что давало боевой опыт и навыки взаимодействия. В трех случаях, когда мы имеем данные, численность пехоты составляла 900, 2000 и 3000 человек. В таких небольших отрядах могла поддерживаться строгая дисциплина, и рыцарям не приходилось брать в битву пехотинцев, в боеспособности которых не были уверены.

Хотя пехота в начале 12 в. больше использовалась в Иерусалимском королевстве, чем на Западе, и здесь все-таки были вспомогательные войска, помогающие рыцарям. Лучшая пехота появляется в Западной Европе во второй половине 12 в., представляя собой наемников и коммунальные армии Северной Италии.
http://mir-zamkov.net/art/vb/iii2b.shtml
Макс писал(а):
Конечно.
А полный текст?
_________________
Свобода начинается с сомнения.
Моя страница
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
Strateg
Гражданин

   

Зарегистрирован: 31.08.2012
Сообщения: 565
Откуда: СПб

СообщениеДобавлено: Пт Дек 21, 2012 7:16 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Лучшая пехота появляется в Западной Европе во второй половине 12 в., представляя собой наемников и коммунальные армии Северной Италии.
Фигня. Интересно, с какой даты они ведут отчет анализируемому периоду.
Саксы и при Гастингсе стояли очень достойно. А наши еще раньше - при Доростоле.
_________________
http://strategwar.ru
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
Макс
Маленький барашек

   

Зарегистрирован: 26.11.2012
Сообщения: 209
Откуда: Ставрополь

СообщениеДобавлено: Пн Дек 24, 2012 6:14 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Цитата:
Пехота в Европе впервые привлекает внимание хронистов в связи с ее участием в Первом крестовом походе и ее последующем развитии на Ближнем Востоке.


Т-щ Ян Франс просто вешал лапшу на уши (или перевели неточно, мне лень проверять, тем более что книга изначально в Нидерландах вышла, потом на английский перевели, а с английского на русский). Пехота (причем даже не англосаксонская) значится и при Гастингсе, и раньше, и позже.
_________________
Истребитель баранов, лионов и бомбардиров!
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Бомбардир
Admin

   

Зарегистрирован: 10.05.2011
Сообщения: 3322
Откуда: Днепропетровск

СообщениеДобавлено: Пн Дек 24, 2012 5:32 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Понятно, спасибо. Но почему они такие книги пишут, издают? Ведь их читают.
_________________
Свобода начинается с сомнения.
Моя страница
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
Strateg
Гражданин

   

Зарегистрирован: 31.08.2012
Сообщения: 565
Откуда: СПб

СообщениеДобавлено: Пн Дек 24, 2012 7:58 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Но почему они такие книги пишут, издают? Ведь их читают.
Издают те книги, которые можно продать.
_________________
http://strategwar.ru
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
Макс
Маленький барашек

   

Зарегистрирован: 26.11.2012
Сообщения: 209
Откуда: Ставрополь

СообщениеДобавлено: Вт Дек 25, 2012 8:09 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Почему же? Книга Вербрюггена - не побоюсь этого слова, настоящий прорыв в исследовании военного дела Средневековья. Просто это не означает, что там нет мелких ляпов и неточностей, ведь Ян Франс нередко опирался не на сами источники, а на их анализ его предшественниками-исследователями.
Да и строго говоря он прав - для хронистов воином par excellence был именно всадник, и роль пехоты до 1097 приходится выковыривать по крупицам, немалая часть которых (говоря, например, о Гастингсе) относится уже к историческим сочинениям следующего поколения.
_________________
Истребитель баранов, лионов и бомбардиров!
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов -> Средние века Часовой пояс: GMT - 2
Страница 1 из 1

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах
Исторические исследования Олег Жук исторические исследования Олег Жук исторические исследования


Powered by phpBB © 2001, 2005 phpBB Group
Вы можете бесплатно создать форум на MyBB2.ru, RSS