Форум исторического клуба Сокол
Архив Исторического Клуба Сокол
Новый адрес Клуба

И в небе и в земле сокрыто больше, чем снится Вашей мудрости, Горацио
Список форумов


 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Исторический клуб Сокол       Кодекс клуба       Профессионализм в истории       Командно-штабные учения       Шахматный клуб Сокола       Научные споры на исторические темы
Войтиков Сергей Сергеевич

 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов -> Гражданская война в России 1917 - 1922 гг.
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Военный историк
Гражданин

   

Зарегистрирован: 25.12.2011
Сообщения: 561
Откуда: Израиль, Ашдод

СообщениеДобавлено: Вс Май 13, 2012 3:34 am    Заголовок сообщения: Войтиков Сергей Сергеевич Ответить с цитатой

Сергей Сергеевич Войтиков - молодой источниковед, выпускник РГГУ. Несколько лет Войтиков трудился в Россий. Гос. военном архиве (РГВА), а сегодня является ведущим научным сотрудником Главного Архивного Управления г. Москвы. Несмотря на молодой возраст, С. Войтиков явяляется автором 3-х серьезных трудов по начальному периоду военной истории Советской России, а также автором целого ряда журнальных научных публикаций.
Вот перечень главных работ С. Войтикова (книги и ряд статей):

Монографии

1. Троцкий и заговор в Красной Ставке. М.: Вече, 2009
2. Отечественные спецслужбы и Красная Армия 1917-1921 гг. М.: Вече, 2010.
3. Высшие кадры Красной Армии 1917-1921 гг.

Научные статьи (избранные)
Войтиков С.С., Кикнадзе В.Г. Большевики против военспецов-разведчиков, или «Филиал белогвардейских разведок» в деле Г.И. Теодори. 1918–1921 гг. // Военно-исторический журнаЛ. 2009. № 1. С. 30–36;
Войтиков С.С. «Дело о шпионстве» генштабиста Теодори. // Новый исторический вестник. 2009. № 3. С. 103–118; Он же. Начальный этап строительства…: Оперод Наркомвоена во главе отрядов Красной армии, у истоков советских разведки, контрразведки и военной цензуры. // Военно-исторический архив. 2009. № 4. С.68-85; № 5. С.8-15
Документы Михаила Тухачевского о подготовке коммунистического комсостава, и в частности "Красного Генерального штаба" (1919-1921 гг.). // Военно-исторический архив. 2009. № 11. С.51-61

_________________
"Но пса охраняю, сам вою, сам лаю, когда пожелаю, о чем захочу..."
Высоцкий В.С. Песня о судьбе


Последний раз редактировалось: Военный историк (Вс Май 13, 2012 4:39 am), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
Военный историк
Гражданин

   

Зарегистрирован: 25.12.2011
Сообщения: 561
Откуда: Израиль, Ашдод

СообщениеДобавлено: Вс Май 13, 2012 4:34 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Войтиков С.С. Троцкий и заговор в Красной Ставке. М.: Вече, 2009.





На эту работу следует обратить особое внимание. Во-первых, потому что она приоткрывает "завесу тайны" над одной из неразработанных тем в историографии русской "смуты 1917-1922 гг." - "заговор" в самом центре большевистского военного аппарата - Полевом Штабе Реввоенсовета (ПШ РВСР). Сам "заговор" был, по сути, сфабрикован чекистами, но он имел весьма любопытные последствия для ряда представителей корпуса Генштаба РККА. В середине лета 1919 г. вследствии "раскрытия заговора" в Красной Ставке были арестованы: Главком полковник И.И. Вацетис, Нач-к ПШ РВСР генерал-майор Ф.В. Костяев, а также ряд "молодых генштабистов" - преимущественно, обер-офицеров, закончивших ускоренный курс военного времени в АГШ 2-ой очереди (май 1917 г. - 15 февраля 1918 гг.) - прежде всего, "лидер" выпуска курсантов 2-ой очереди Г.И. Теодори (его жизни и деятельности С. Войтиков особое внимание в своих книгах и науч. публикациях), Н.Н. Доможиров, Е.И. Исаев, А.К. Малышев и др. Все они были со временем освобождены, и их карьера в РККА, вроде бы не пострадала. По крайней мере, расстрелян никто из них не был. Однако, например, для карьеры Вацетиса этот арест оказался фатальным - хотя уже к середине ноября 1919 г. Вацетис был освобожден, он был смещен с должности Главкома, некоторое время обретался в распоряжении Троцкого, потом, на 12 апреля 1921 г. являлся Председателем Особой Комиссии при Председателе РВСР, а затем преподавал в АГШ. При всей высокой престижности АГШ статусовый уровень Преподавателя АГШ явно не сопоставим с первой должностью Главкома всех вооруженных сил Республики.
Ценность книги Войтикова в том, что на ее страницах автор не только подробным образом рассматривает обстоятельства т.н. "заговора", но и сопровождает свой анализ строгими ссылками на источники, прежде всего - на дела из фондов РГВА. С этим последним моментом связана важнейшая особенность труда С. Войтикова. Дело в том, что его книга не является чисто "монографией" в общепринятом смысле слова.
По своей сути монография - это 80% диссертационной работы, представленной в форме систематизированного изложения важнейших данных научно-исследовательской работы; это своего рода публикация научных результатов диссертации - кандидатской или докторской (http://homeworkpro.ru/index.php?lang=rus&link=mon). Так были написаны книги А.Г. Кавтарадзе, А.Л. Литвина, М. Молодцыгина, О.Ф. Сувенирова, а также книга пишущего эти строки - Каминского В.В.
Однако источниковед С. Войтиков открыл совершенно новый путь в области научно-исторического исследования: он попытался совместить (и фактически в этом вполне преуспел!) практически НЕСОВМЕСТИМОЕ - традиционное изложение фактического материала с опорой на источники с публикацией самих документов. Никто до сих пор ничего подобного не делал - по крайней мере, в близкой мне области историографии русских событий 1917-1922 гг.! Каждая глава его книги, написанная в традиционном монографическом стиле, сопровождается публикацией документов, прямо или косвенно отвечающих поставленным в данной главе вопросам. Документы эти весьма важны, ибо приоткрывают завесу над тайной повседневной жизни целого ряда представителей корпуса Генштаба РККА в дни второй русской "смуты". В этом плане лично меня впечатлили, например, письма-ходатайства жен арестованных генштабистов, опубликованных автором после 5-ой главы: А.М. Малышевой, Е.Я. Доможировой, Н.П. Исаевой, Н.П. Теодори (см.: Войтиков С.С. Троцкий и заговор... С.283-289). Документы, опубликованные С. Войтиковым важны и потому, что позволяют заполнить ряд "белых пятен" в биографиях целого ряда "лиц Генштаба" РККА. Так, например, пишущий эти строки, биографию А.Х. Андерсона (на ноябрь 1918 г. состоял Начштаба 5А РККА на Востфронте) пополнил в значительной степени благодаря опубликованию С.С. Войтиковым "Доклада врид инспектора пехоты при ПШ РВСР А. Андерсона помощнику Нач-ка ПШ РВСР - генштабисту Н.Г. Хвощинскому (22 января 1919 г.) (Там же. С.116-122).
Попытка совмещения монографического исследования с публикацией документов явяляется важнейшей научной новацией С.С. Войтикова. В книге автора имеются некоторые огрешности, но у кого их нет? Они касаются главным образом написания некоторых имен генштабистов и определения их должностей на разных этапах рассматриваемого периода. Однако такие "мелкие грехи" не являются определяющими и отнюдь не затеняют достоинств этого полезного и нужного исследования.
В заключение хотелось бы пожелать Сергею Сергеевичу дальнейших творческих успехов на нашем нелегком поприще научно-исторического исследования. От себя лично хотел бы сказать своему другу и коллеге С.С.Войтикову большое спасибо за написание столь интересной и полезной книги.
_________________
"Но пса охраняю, сам вою, сам лаю, когда пожелаю, о чем захочу..."
Высоцкий В.С. Песня о судьбе


Последний раз редактировалось: Военный историк (Вс Май 13, 2012 6:05 am), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
Бомбардир
Admin

   

Зарегистрирован: 10.05.2011
Сообщения: 3322
Откуда: Днепропетровск

СообщениеДобавлено: Вс Май 13, 2012 5:32 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Военный историк писал(а):
На эту работу следует обратить особое внимание. Во-первых, потому что она приоткрывает "завесу тайны" над одной из неразработанных тем в историографии русской "смуты 1917-1922 гг." - "заговор" в самом центре большевистского военного аппарата - Полевом Штабе Реввоенсовета (ПШ РВСР).
Это "дело Весна"?
_________________
Свобода начинается с сомнения.
Моя страница
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
Военный историк
Гражданин

   

Зарегистрирован: 25.12.2011
Сообщения: 561
Откуда: Израиль, Ашдод

СообщениеДобавлено: Вс Май 13, 2012 5:36 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Цитата:
Это "дело Весна"?


Нет! Дело "Весна" - это намного позднее - 1930-1931 гг. И ему посвящена знаменитая Голгофа Я. Тинченко А книга С. Войтикова посвящена событиям середины лета 1919 г., имевшем место быть в ПШ РВСР

Спасибо за такую оперативность. Весьма тронут.
_________________
"Но пса охраняю, сам вою, сам лаю, когда пожелаю, о чем захочу..."
Высоцкий В.С. Песня о судьбе
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
Бомбардир
Admin

   

Зарегистрирован: 10.05.2011
Сообщения: 3322
Откуда: Днепропетровск

СообщениеДобавлено: Ср Окт 10, 2012 8:42 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

ВЫСШИЕ КАДРЫ КРАСНОЙ АРМИИ
СЕРГЕЙ ВОЙТИКОВ – историк

ВИА. 2011. № 11. С. 78-104.


ГЕНШТАБИСТЫ 1917 ГОДА НА ЗАЩИТЕ РЕВОЛЮЦИИ*


Ускоренный выпуск академии Генштаба, состоявшийся 12 марта 1918 года (генштабисты 1917 года, как они сами себя называли по времени поступления в академию), и в частности фигура старосты курса – одного из основателей Главного разведывательного управления Генерального штаба – Георгия Ивановича Теодори в 1990-х – 2000-х гг. по праву стала предметом ряда исторических исследований.
Первым к изучению роли Теодори в истории Гражданской войны обратился А.А. Зданович, опубликовавший статью о схватке за военную контрразведку между военным ведомством и ВЧК . Затем последовали две статьи А.Г. Кавтарадзе о генштабистах 1917 года г. , в которых уделено значительно внимание Теодори как старосте курса. На этом исследование было приостановлено вплоть до 2009 года, когда вышел ряд работ по этому вопросу .
Генштабисты 1917 года и прежде всего Г.И. Теодори как «идеолог выпуска» вступили в конфликт с выпускниками полных курсов дореволюционной академии – «старыми генштабистами». Последующие попытки примириться (см. док. № 4) успеха не принесли: 30-летние фронтовики навсегда остались для своих старших коллег «зеленой молодежью», если не «недоучками».
В марте 1918 г. Теодори обратил на себя внимание московского большевика из меньшевиков-интернационалистов Семена Аралова , ставшего 11 мая заведующим Оперативного отдела Народного комиссариата по военным делам (Оперода). Теодори по приглашению Аралова приехал в Москву и стал «военным консультантом» (затем – начальником штаба) Оперода. К июлю в этом органе военного управления служило уже 10 однокурсников Теодори.
Фактически Оперод, под руководством С.И. Аралова, умело заручившегося поддержкой своих «консультантов» – молодых генштабистов, становился все более многофункциональным органом. Так, параллельно с Всероссийским главным штабом (Всероглавштабом) Оперод издавал карты (военно-топографическое отделение); с началом действий против чехословацкого корпуса Оперод занялся агитацией в войсках (военно-политическое отделение, отправившее в войска в июле-августе 1918 г. 2,5 тысячи агитаторов); озаботился даже материальным поощрением красноармейцев (Комиссия по подаркам) . «Молодые генштабисты» Оперода, привыкшие решать вопросы «в плоскости Советской власти», сразу стали в оппозицию занимавшим ключевые посты в Штабе Высшего военного совета и Всероссийском главном штабе «старым генштабистам». Заявление «старого генштабиста», военного руководителя Высшего военного совета генерала Михаила Бонч-Бруевича , о том, что подавление выступления Чехословацкого корпуса – «внутренний фронт», Г.И. Теодори опротестовал, указав: «есть только один фронт… – борьба со всеми нападающими на Советскую Республику» . В Теодори и его однокурсниках нашел опору второй Главком Восточного фронта (июль 1918 г.) и первый Главнокомандующий всеми вооруженными силами Республики (сентябрь 1918 г.) Иоаким Вацетис, также находившийся в конфликте с Бонч-Бруевичем.
Летом 1918 г. развернулась эпопея по вопросу о причислении однокурсников Теодори к корпусу офицеров Генштаба. «Старые генштабисты» генералы А.И. Андогский, Н.Н. Стогов и др., три года учившиеся в академии ГШ, не хотели пускать в привилегированный корпус выскочек и недоучек. Тогда генштабисты 1917 года предприняли попытку решить «этот вопрос не в плоскости «Генштаба», а в плоскости Советской власти», выбрав для этого из своего состава специальную «коллегию» (док. № 1). Серьезно помог Иоаким Вацетис. По его воспоминаниям, «молодые академики с охотой пошли на войну, начавшуюся на востоке. Не было поэтому налицо никаких причин отказывать им в переводе в Генеральный штаб. Хлопоты на этот счет взял на себя Теодори. С первых же шагов он встретил сильное сопротивление в лице представителей верхов старого Генерального штаба, сгруппировавшихся около Высшего военного совета и Всероглавштаба. Имея близкое соприкосновение с Военным комиссариатом (Наркомвоеном – С.В.), старики сумели внушить тем, от кого зависело решение вопроса, что выпуск 1917 года – недоучки, что им надо сначала откомандовать ротой, а потом вернуться снова на академическую скамью и написать 3 военно-научных доклада, как это сделали когда-то они – старые генштабисты. Ходатайство Теодори было отклонено. Тогда Теодори обратился ко мне за содействием и просил меня походатайствовать перед Л. Троцким (наркомом по военным делам – С.В.). Я взял у Теодори заготовленный проект приказа о переводе в Генеральный штаб молодых академиков выпуска 1917 года и список этого выпуска и явился к Л. Троцкому. Я привел целый ряд мотивов, говоривших в пользу этого революционного выпуска. Л. Троцкий уважил мои доводы и тут же при мне написал приказ о переводе в Генеральный штаб всего выпуска 1917 года. Тов. Теодори отплатил мне тем, что в эту тяжелую для меня минуту (назначения Главнокомандующим Восточного фронта – С.В.) он откровенно и правдиво обрисовал мне военное положение РСФСР и развернул передо мною всю картину той организационно-оперативной галиматьи, которой занимался М.Д. Бонч-Бруевич» .
Но принятием формального решения о причислении эпопея только началась: 19 июля военный комиссар Всероссийского главного штаба (ВГШ) большевик Игнатий Дзевялтовский докладывал руководству Наркомвоена о контрреволюционном облике начальника ВГШ Н.Н. Стогова. По его словам, ВГШ «до сих пор» плохо справлялся с поставленной задачей, более того – «Создание Красной армии нисколько не выиграет от присутствия Штаба», т.к. «можно с уверенностью сказать, что до сих пор Штаб не оказывал влияния на Красную армию». А Н.Н. Стогов, писал Дзевялтовский, продолжает упорно игнорировать указания военных комиссаров на проведение линии высшего военного руководства, старается их «затормозить». В качестве одного из примеров Дзевялтовский указал на продолжительный и упорный отказ подписать приказ по резолюции Л.Д. Троцкого о переводе причисленных в Генеральный штаб .
А 13 августа начальнику штаба Западного участка отрядов Завесы направили следующий запрос: «Приказом по Всероссийскому главному штабу от 27 июня с.г. за № 18 поименованные в прилагаемом при сем списке лица, выпуска из академии 1917 года, были переведены в Генеральный штаб, причем сведения о занимаемых ими должностях были не полны и не точны. В настоящее время составляется проект приказа Народного комиссариата по военным делам о переводе их в Генеральный штаб, а потому крайне необходимо точно установить занимаемые ими теперь должности, почему и прошу срочно сообщить о вышеуказанных лицах следующие сведения: 1) имя и отчество; 2) бывший чин и наименование части, где раньше служил; 3) какую и с какого именно занимает в настоящее время должность и Генерального ли штаба эта должность или нет и 4) краткую записку о службе для включения в общий список лиц Генерального штаба. Указанные выше сведения прошу выслать также и о тех лицах выпуска 1917 г., которые не помещены в прилагаемом при сем списке, но которые в настоящее время состоят на службе при штабе военрука Западного участка отрядов Завесы и в штабах отрядов и дивизий участка. Кроме того, если на ведении Вашем не окажется ныне на службе кого-либо из поименованных в списке лиц (выпуска 1917 г.), то прошу сообщить, когда и куда именно они получили новое назначение» . Аналогичные запросы, без сомнения, были посланы по всей армии, но любопытно не это: прошло целых 2 месяца! Дело в том, что автор запроса – начальник Оперативного управления Всероглавштаба Сергей Кузнецов – состоял в военной организации Всероссийского национального центра и, следовательно, как контрреволюционер, всячески препятствовал скорейшему включению фактической опоры новой власти в военном ведомстве в корпус офицеров Генштаба. При этом отдельных выпускников старшего курса 2-й очереди академии и вовсе забыли включить в списки .
Со вторым руководителем Всероссийского главного штаба Александром Свечиным , как одним из лидеров «старого Генштаба», у Теодори шла настоящая война. О своей гражданской позиции генерал, ничуть не стесняясь, написал в «Автобиографии» 1935 года (!): до марта 1918 г. «враждебно настроен к Октябрьской революции». В марте он был на совещании в Смольном, после которого и поступил на советскую службу. Когда А.А. Свечин занимал должности в Смоленском районе Завесы, он вступил в конфликт местными коммунистами. Последние, по заявлению генерала, «не выполняли приказов центра, которые я послушно проводил в жизнь. Напряженность этих отношений заставила меня согласиться на предложение Троцкого – принять должность начальника Всероссийского главного штаба. Эта должность занималась мной с марта по ноябрь 1918 г. Я держался по всем вопросам диаметрально противоположного мнения по сравнению с Главнокомандующим Вацетисом. Троцкий всегда поддерживал последнего. Это обстоятельство и убедило меня в безнадежности моей работы и вынудило просить меня заменить другим, более пригодным и покладистым человеком» .
Сразу же за принятием решения о причислении «молодых академиков» к корпусу офицеров Генштаба на Теодори и его однокурсников фактически «повесили» всю работу, которую должны были выполнять генштабисты в армейских штабах. Заместителю наркома по военным делам Эфраиму Склянскому (а заодно и самому наркому Льву Троцкому) в оперативной телеграмме 21 августа 1918 г. была послана жалоба: «Считаю необходимым обратит[ь] внимание как наркомвоен[а] [на] то, что со штабов участков снимаются только представители моего выпуска. Остальные генштабы почему-то задерживаются [в] центре и на пассивных участках. Считаю это сознательным перекладыванием работы на людей и без того перегруженных и несущих все тяготы боевой и военной политической жизни уже пятый год. Неся ответственность перед выпуском в настоящем и будущем, [я] не могу допустить его изолированности в смысле ответственности и отдыха. Поэтому прошу распоряжения: снимат[ь] целиком штабы одновременно с войсками. Член коллегии выпуска 1917 года Генштаба Теодори» .
Но Георгий Иванович отомстил своим обидчикам: он настоял на проведении под контро¬лем Оперода (непосредственно – начальника отделения военного контроля большевика М.Г. Тракмана ) регистрации генштабистов, состоявшейся 5 сентября 1918 г. вопреки протестам А.А. Свечина. Регистрация остановила незаметную в чрезвычайных условиях «Республики в кольце фронтов», но огромную утечку генштабистов в Белую армию . О причислении Теодори сотоварищи к корпусу офицеров Генштаба и их деятельности в Опероде – публикуемые документы.

№ 1
Доклад представителя ускоренного выпуска Николаевской военной академии 1917 г. Г.Я. Кутырева о причислении выпуска к корпусу офицеров Генерального штаба

Июнь 1918 г.

Согласно общего постановления причисленных к Генштабу выпуска 1917 года от 13/VI – [19]18 г. на меня была возложена задача – проведение в жизнь этого постановления.
Для выполнения воли выпуска я означенное постановление направил 23/VI* на имя члена Высшего военного совета М.Д. Бонч-Бруевича, который, рассмотрев наше пожелание, препроводил постановление на заключение начальника Главного управления Генерального штаба Н.М. Потапова. Последний по письменному докладу делопроизводства по службе офицеров Генштаба бывшего полков[ника] Белой , где указывалось на безусловную негодность нашего перевода, как людей малоопытных и малообразованных, разрушающих лишь единый фронт корпуса специалистов Генштаба – также стал на эту точку зрения, признавая лишь одно: невозможность снять нас в данный момент с мест, сделав свою резолюцию в таком духе по этому вопросу. Н.М. Потапов направил постановление на заключение начальника академии профессора А.И. Андогского . Последний прислал заключение, из которого нельзя было вывести категоричности того или иного мнения. Получалось впечатление и «да» и «нет». К тому времени Высшею военною властью решено было реформировать центральные управления военного ведомства. Проведена была реформа создания Всероссийского главного штаба, куда ГУГШ вошел отделом, причем должность начальника ГУ Генштаба была упразднена . Во главе этого учреждения в роли начальника Всероссийского главного штаба стал Н.Н. Стогов. До принятия им должности мною были наведены справки у бывш[его] полк[овника] Белого о положении нашего дела. Было сказано, что с приездом Н.Н. Стогова дело будет решено окончательно. Н.Н. Стогов приехал и вступил в исполнение своих обязанностей. К тому времени перешел на службу в Москву Г.И. Теодори . Имея данные, что вопрос может быть разрешен отрицательно, я тогда устроил общее заседание причисленных к Генштабу, находящихся в Москве. Решено было послать для полной информации Н.Н. Стогова Г.И. Теодори, как человека, которого хорошо знает Н.Н. Стогов. Причисленный к Генштабу Г.И. Теодори, после разговора с Н.Н. Стоговым, сообщил, что последний безусловно согласен с нашим мнением о переводе и полную невозможность снять нас с мест. Вскоре приехал из Екатеринбурга профессор А.И. Андогский. Зайдя ко мне, он официально заявил мне: «Сейчас окончательно решено (он был у Н.Н. Стогова) следующее: перевод в Генштаб быть не может. Снять с мест нельзя, за недостатком специалистов, а потому выпуск будет на местах выполнять работу, разработку на действия корпуса или армии из истории настоящей войны. К 1 марта [1919 г.] примерно необходимо сдать тему, которая пойдет в зачет по дополнительному классу. К 1 марта 1919 г. предполагается собрать выпуск, чтобы: 1) сдать экзамен за старший класс; 2) продолжать разработку последующих тем. Мною будет составлено воззвание к выпуску и Вы, как уполномоченный его – разошлете». Получилось решение не просто отрицательное, а даже ухудшающее наше положение, ибо представляю свободу действий профессуре признать или не признать тему удовлетворительной, не входя в рассмотрение того положения, что громадное большинство фактически не могло выполнить работу, не имея под рукою военно-исторических документов. Сопоставляя заявление Н.Н. Стогова и официальное сообщение А.И. Андогского, получил определенный вывод, что А.И. Андогский не пошел навстречу желаниям выпуска. Это произвело тяжелое впечатление. Для выяснения дальнейшей линии поведения созвано было собрание Москвичей причисленных, которые и постановили избрать коллегию из трех лиц: меня, Г.И. Теодори и Н.Н. Доможирова, временно прибывшего в Москву по делам службы, для личного ходатайства перед председателем Высшего военного совета тов. Троцким по существу постановления. Настал такой момент, когда ясно обнаружилось, что Высшие представители Генштаба смотрят вполне отрицательно на наши просьбы и что обстановка потребовала разрешения этого вопроса не в плоскости «Генштаба», а в плоскости Советской власти. Постановление было направлено Бонч-Бруевичу, последний Потапову, тот Андогскому и наконец Н.Н. Стогову. Решение наше базировалось, кроме того, и на чисто формальной стороне* дела, ибо постановление выпуска обращено было в Высший военный совет, председателем которого был тов. Троцкий. Мною, Г.И. Теодори и Самуйловым (Н.Н. Доможиров выехал в Петроград, не имея возможности ждать несколько дней приема у тов. Троцкого**: раньше предполагался прием на другой день) было доложено о наших просьбах тов. Троцкому как*** председателю Высшего военного совета. Последний приказал представить списки тех причисленных, которые занимают в данный момент какие-либо должности. На этом списке тов. Троцкий положил резолюцию (общая мысль), что, переговорив с проф[ессором] Андогским*, считает необходимым перевод в Генштаб причисленных, выпуска 1917 г., без соблюдения формально-цензовых условий. Казалось, что перевод должен быть сейчас же, но «Н.М. Потапов» ([в действительности] – бывший полков[ник] Белой, начали затягивать этот вопрос, выставляя такие «крючки», вроде того что «перевод-де может» быть лишь на вакансии, что-де необходимо закончить «полную регистрацию офицеров Генштаба», согласно постановления Высшего военного совета и т.п. Приходилось коллегии налаживать и этот вопрос**** после неоднократных нажимов, где особое горячее участи принимал Г.И. Теодори и В.И. Самуйлов**, [а также] Н.Н. Стогов, который в принципе продолжал стоять на нашей точке зрения и нашел, что текущая работа важнее тем***** определенно, принял решение и подписал приказ по Всероссийскому главному штабу (по корпусу Генштаба) о нашем переводе на правах выпуска 1915 и 1916 годов.
ПРИЛОЖЕНИЕ: Приказ по Всероссийскому главному штабу от 27 июня № 18.

КУТЫРЕВ, Теодори и Доможиров******

Помета Г.Я. Кутырева : «Предлагается этот материал перепечатать и направить [в] Ржев Генштаба Хрулеву. Приказ № 18 Хрулеву выслан, а также Васильеву, Дьячкову, Гетманцеву, Латынину, Полковникову. Г. Кутырев».
Генштабу Никольскому. Приказ № 18 на Тульский отряд выслан каждому. Г. Кутырев».

РГВА. Ф. 488. Оп. 1. Д. 24. Л. 556 с об.–557. Машинописный текст с правкой Г.И. Теодори. Помета Г.Я. Кутырева – простой карандаш.
Приложение
ПРИКАЗ по ВСЕРОССИЙСКОМУ ГЛАВНОМУ ШТАБУ № 18
Москва 24 июня 1918 г.

Бывшие слушатели старшего класса 2-й очереди военного времени Николаевской военной академии (выпуск 1917 года), причисленные к Генеральному штабу приказом № 22 от 23 марта сего года, переводятся в Генеральный штаб на условиях и правах выпускников 1915 и 1916 гг., объявленных в приказе по Генеральному штабу 14 августа 1916 г. № 14.

[Далее следует список на 133 человека – С.В.]

Подписали:
Совет: начальник штаба Н. СТОГОВ и военные комиссары ЕГОРОВ и БЕЗСОНОВ
С подлинным верно: Начальник личной канцелярии начальника Всероссийского главного штаба

С копией верно: Генерального штаба Г. Кутырев, Г.И. Теодори, Н.Н. Доможиров

РГВА. Ф. 488. Оп. 1. Д. 24. Л. 559–561 об. Машинописный текст с подписями членов коллегии выпуска 1917 г.

№ 2
Доклад военных консультантов Оперативного отдела Наркомвоена генштабистов Б.И. Кузнецова и Г.И. Теодори заведующему Оперативным отделом С.И. Аралову по общим вопросам снабжения армии и об артиллерийском снабжении в частности

№ 12Ф 7 июня 1918 г.
Секретно

Заведывающему Оперативным отделом
ДОКЛАД
Современная жизнь и события выдвинули 2 серьезных вопроса: снабжение вообще и артиллерийское и в частности.
Текущая мировая война показала, какое громадное значение имеет техническая подготовка в жизни страны, а также организованность и координация всех сторон этой жизни, поэтому, конечно, после войны все страны и все народы на эти моменты обратят особое внимание.
Цель войны – уничтожение живой силы противника с захватом жизненных центров страны, дабы исключить возможность новых формирований вооруженных сил и тем самым внушить населению убеждение в невозможности продолжить борьбу с надеждой на успех.
Силою вещей Россия лишилась армии и части прифронтовой территории, приспособленной как база армии, и в то же время была принуждена приступить к спешной эвакуации Петроградских военных и частных заводов.
Создание новой армии вызвало со стороны Германии ряд мер, препятствующих проведению плана в жизнь. Фактами, подтверждающими это заключение, могут послужить: 1) ряд столкновений на пограничной полосе; 2) доклады комиссаров о неудовлетворительном состоянии частей прифронтовой полосы; 3) указание одного из агентов разведывательного отделения Оперод Наркомвоен, что германская контрразведка прошла к востоку от расположения штабов военных руководителей пограничной Завесы; 4) указание в недельной разведывательной сводке в отдел агентурных сведений Оперод Наркомвоен № 177 Р., что «Немцами высланы хорошо субсидированные агенты, отправившиеся в места формирования красноармейских частей для агитации против введения дисциплины с целью обострения отношений к командному составу. Такие высланы агенты для возбуждения деревни против красноармейцев. Немецким правительством принимаются шаги с целью ведения переговоров с латышскими полками при посредстве офицеров-латышей и солдат о возвращении в Латвию с оружием. Место переговоров якобы предполагалось в районе Торошино 25 мая».
Тяжелое экономическое положение облегчает работу германских агентов и затрудняет военному ведомству твердо наладить дело формирования армии.
Тот же финансово-экономический кризис требует в отношении армии немедленного создания хозяйственно-стратегической базы. Иначе, как бы ни были талантливы планы создания вооруженной силы Государства, какими бы приспособлениями бы ни отличались исполнители этого плана – все будет рушиться при встрече с «недоеданием», «недополучением» и т.д.
Операционной базой является полоса местности, служащей источником снабжения армии. В широком смысле – весь тыл, вся страна, известным образом приспособленная.
Конкретно: (в данное время) Заволжский район с Уралом, ибо Московский промышленный район является для будущего передовым театром, а посему должен быть в этом смысле и переработан.
Река Волга – значительная преграда, могущая всегда дать выигрыш во времени, а потому все капильное*, что ложится в основу новых формирований и по обеспечению этих формирований всем необходимым, должно быть создаваемо за Волгой.
На Урале должно быть сосредоточено большинство заводов Петроградского и Московского районов, там же должны быть созданы главные базисные магазины «подземного типа», ибо итоги теперешней войны в «пространстве» (авиация, подводная и минная война) ясно подсказывают, что в будущих вооруженных столкновениях придется все колоссальные запасы снарядов, вооружение и снаряжение хранить глубоко под землей (по типу артиллерийских складов Круппа в Эссене, Кельне и Мюнхене).
Полоса местности от Волги: к Архангельску – Уралу и Туркестану, должна быть разработана в первую очередь как в хозяйственном, так и боевом (тактическом) отношениях, что вызовет ряд новых проектов в комиссариатах Путей сообщения, Почт и телеграфов.
Все мероприятия должны отвечать как задаче чисто специальной военной, так и задачей экономической поддержки населению, тогда они обеспечены** на успех.
В широком смысле указанная работа должна быть детально разработана Оперативным управлением Всероссийского главного штаба, а затем передана в главные управления для разработки в деталях по специальностям.
Здесь же считаем необходимым, в виду угрозы со стороны голода, приступить к скорейшему созданию войскового хозяйственного аппарата, предложив «Центральному управлению по снабжению армии» разрешить в экстренном порядке следующие вопросы:
1) Обеспечение личным составом;
2) Учет всего того, что осталось по демобилизации;
3) Сбор и обработка сведений о том, что может поступать с мест и в каких размерах;
4) Образование материальных запасов и средств и целесообразное размещение их по отношению к вероятным фронтам – действия армии;
5) Подготовка организации и тактики интендантских снабжений (нормы, штаты, методы);
6) Интендантское изучение вероятных театров войны (перед Японской войной мы совершенно ложно представляли Маньчжурский театр);
7) Составление плана интендантских снабжений на случай войны;
8) Подготовка подвоза.
Артиллерийское снабжение страны близко к краху.

Внутренняя борьба вырвала из среды рабочих массу сил, внешняя борьба не прекращается противником под тем или иным предлогом, отняла колоссальное количество технических и артиллерийских сил страны. Непосредственная угроза Петрограду сократила до минимума работу военных заводов, а белогвардейцами Финляндии не только грабительски захвачена масса военного материала и снабжения, но и разрабатывается для проведения в жизнь план захвата Мурмана и Северного нашего пути.
Осложнения с чехословаками вызвали мобилизацию рабочего населения Урала и заводы его прекратили свою деятельность. Наконец, и Царицын – один из важнейших военно-заводских городов России с лучшими артиллерийскими и снарядными заводами – не только находится под угрозой захвата противником, но и обращается с просьбами о присылке патронов, снарядов и т.п.
Целый ряд просьб о снарядном и винтовочном голоде, каждый раз поступающий с мест, удовлетворяется немедленно, но…никто не задумывается о том, сходится ли расход боевых припасов с приходом и не станем ли мы в предстоящих еще испытаниях лицом к лицу со снарядно-винтовочным голодом.
Этот кризис, чреватый самыми серьезными последствиями, может наступить гораздо скорее, чем мы предполагаем. Этот кризис не только вызовет утрату всех завоеваний революции, но он оставит нас связанными по рукам и ногам пред лицом самой суровой и беспощадной действительности – пред властью прусских юнкеров. Обращаем Ваше внимание на ту строгую систематичность, с какою проводятся пожары крупных складов – например, в Калуге и Москве.
Ведется ли учет расходуемых припасов и существует ли вообще какой-либо контроль расхода – неизвестно, но принятая регистрация всего имущества во всероссийском масштабе, если она и удастся, все же продолжится весьма недолго. Поэтому необходимо немедленно принятие срочных мер и конкретно нижеследующих:
1) Наметить предполагаемую численность всех родов войск: а) существующих, б) формируемых и в) подлежащих формированию;
2) Выяснить количество снарядов и винтовочных патронов, которое вырабатывается уцелевшими еще заводами;
3) Выяснить расход снарядов и патронов по участкам, округам и районам;
4) Определить норму расходов для каждого округа, участка и района;
5) Для выполнения вышеуказанных условий установить ответственных компетентных лиц для учета (расход и поступления) в каждом округе или районе;
6) В зависимости от этой работы срочно наметить пункты за Волжским рубежом на Урале и далее на восток для переноса туда восточных заводов и открытия небольших новых. Мера эта уменьшит снарядный голод и даст с то же время работу безработным.
Доклад этот обнимает лишь узкий вопрос снабжений в ближайшее время и носит срочный характер. Те же вопросы следует разработать и к востоку от Урала.

Консультанты: Б. Кузнецов, Г.И. Теодори

Резолюция: «Поднятый вопрос в докладе – чрезвычайной важности, но он обнимает только небольшую часть тех неотложных мероприятий, которые надо осуществить, дабы удержать страну от окончательной гибели и разрухи. Необходимо призвать опытных людей, техников, которые бы помогли выйти России из постигшего ее испытания с наименьшими ударами.
Образование новых баз за Волгой или даже за Уралом крайне необходима. [Оные] работы [по профилю] Всероссийского [главного] штаба и центр[альных] органов хозяйства. 17|VI. [подпись]».

Сопроводительная: «В[есьма] срочно, Секретно, товар[ищу] Механошину
Вопрос этот рассматривался на двух заседаниях (15 июня) представителей всех технических ведомств, причем все меры экстренного порядка приняты и найдены пути для взаимной работы. Список участников заседания прилагается*.

19 июня 1918 года Заведующий Оперативным отделом Аралов
Гор. Москва Консультант Г.И. Теодори

РГВА. Ф. 1. Оп. 2. Д. 146. Л. 1 с об.–3. Отпуск – машинописный текст с автографами. Резолюция и сопроводительная – автографы. Текст на бланке «Военные консультанты Оперативного отдела Народного комиссариата по военным делам».

№ 3
Доклад 1-го военного консультанта Оперативного отдела Наркомвоена Г.И. Теодори заведующему Оперода С.И. Аралову к программе 8-недельного обучения молодых красноармейцев в полевых частях пехоты, представленной отделом по устройству и боевой подготовке войск Всероссийского главного штаба

№ 23 28 июня 1918 г.
Секретно*

Заведывающему Оперативным отделом
ДОКЛАД
Революция разрушила старую армию, ее устои и положения. Но, разрушив старую, она под давлением жизни и других неизбежных при переворотах условиях, внеся коррективы, потребовала для защиты своих завоеваний создания новой армии.
Естественно, назначение армии, ее дух и воспитание и условия роста в политическом отношении совершенно изменились.
Мировая война, развитие техники, грандиозность масс, участвующих в войне, и, наконец, развитие отдельной личности – изменили сущность военных требований. Но элементарные требования ее – дисциплина воли и ума, дисциплина физического мiра, находчивость, знакомство со своим делом и отдельная выучка бойца – остались в тех рамках, которые были выработаны вековым опытом военно-исторического развития всех народов.
В элементарное военное обучение внесла изменение лишь техника, отчасти и повышенные требования культуры.
Воспитание же духа, поднятие в бойцах энтузиазма, любви и самопожертвование для защиты известной идеи возникает из той исторической задачи, которая выпала на данную страну, и является уже объектом работы хорошо подготовленных политических деятелей. Последние, выработав определенную программу воспитания масс, вводит в нее поправки в зависимости от данного момента, отнюдь не внося в нее личных противоречий и т.п.
В настоящее время ни одно учреждение не составило даже минимальных норм военных знаний формируемых советских войск. Мало того, каждый военком или военрук свяитает своей обязанностью внести свое «я» в это обучение. Иначе говоря, «каждый молодец на свой образец» создает свою роту, свой батальон и т.д.
Не говоря об исключительном вреде подобных импровизаций, одна уж разношерстность обучения формируемых войск не дает возможности мало-мальски управлять ими, а уж об устойчивости их и говорить не приходится.
Поэтому впредь до выработки программы занятий особой военной коллегией из опытных боевых представителей всех родов войск, объединенных представителем ГЕНШТАБА, предлагаю при сем проект программы в современных частях Советской армии*.
Этот проект, приемлемый и необходимый в силу своих основных элементарных требований, прошу по отпечатанию (впредь до выработки нового) разослать во все части войск пехоты. Конница и артиллерия, руководствуясь общими положениями этой программы, должны для специальных своих занятий использовать:
Конница – Строевой кавалерийский устав, отбросив: в 1-й части – главы VI, XIII – об отдании чести при одиночном обучении, а во 2-й и 3-й частях приложение 2-е части II «Правила для смотров и для отдания чести».
Артиллерия – Уставы орудийного и батарейного учений.
Эта минимальная, но общая для всех программа позволит (до выработки другой, на что потребуется очень много времени) создать в 3-4 месяца однородную в техническом отношении, удобо-управляемую и несколько спаянную одинаковым уровнем знаний армию.
ПРИЛОЖЕНИЕ*: Проект программы занятий Советской армии .

Г.И. Теодори

Помета Г.И. Теодори: «Тов. Подвойскому с ходатайством об утверждении. 6/VII – [19]18 г. Аралов».
Резолюция Н.И. Подвойского: «Для руководства при обучении. Н. Подвойский».

РГВА. Ф. 1. Оп. 1. Д. 392. Л. 1–1 об. Подлинник – машинописный текст с автографом железо-галловыми чернилами на бланке «1-й консультант Оперативного отделения причисленный к Генштабу Г.И. Теодори». Помета Г.И. Теодори – фиолетовые чернила, резолюция Н.И. Подвойского – простой карандаш.

№ 4
Записка Г.И. Теодори начальнику Всероссийского главного штаба Н.Н. Стогову о необходимости вести «духовную и гражданскую подготовку» солдат*

20 июля 1918 г.

Начальнику Всероглавштаба
Глубокоуважаемый Николай Николаевич!
Успех всякой современной войны зависит от личных качеств солдата. Поэтому духовная и гражданская подготовка должны идти рука об руку с военной и военно-технической.
Особенное значение этот вывод приобретает теперь, когда мы вступили в период новой переоценки духовных и моральных ценностей, в период переустройства не только бытового и исторического уклада жизни России, но и пересмотра вопросов исторической, политической и экономической жизни 2/3 мира.
Поэтому и к оценке всех явлений, а особенно явлений военного значения, надо подходить не в только в новом масштабе, но и в масштабе широком, всестороннем, обнимающим по возможности вопросы всех видов жизни нашего государства. И чем шире будет этот обзор, чем меньше в нем будет принципиальной узкости той или другой партии, а больше объективности, терпимости и самоанализа, тем больше шансов на его благоприятное разрешение. Поэтому к строительству армии надо подходить не только осторожно, но жизненно необходимо вводить в это строительство все данные текущей войны, и текущей жизни, и все те возникшие неожиданно вопросы, которые родились в нашей государственной жизни. Особенно важно охватить и правильно оценить ряд противоречий правового и бытового порядка как следствие нашей исключительной отсталости, некультурности и дикости.
Насколько верны и справедливы к этом отношении мои мысли, доказывает история французской революции.
Всестороннее изучение ее приводит, конечно, и к изучению тех войн, которые вела Франция. Это изучение показывает, что первые 7 лет французские войска терпели поражения, иногда чрезвычайно чувствительные.
И только спустя 7 лет, когда французскими военными деятелями был схвачен дух времени, дух народных масс, к этому времени взбудораженных во всей Западной, Южной и Средней Европе, только спустя 7 лет – Жубер, Моро и, наконец, гений Наполеона создал новую эпоху в военном искусстве, новый характер воспитания войсковых организмов. Ныне мы уже имеем дело не только с массами, но с целыми народностями, среди коих наша народность особенно сложна по противоречиям даже в самых элементарных запросах своей духовной, моральной, экономической и политической жизни.
Поэтому вполне соглашаясь с Вашим взглядом на «импровизацию» военной организации, проводимой с февраля мес[яца] бывшим генералом Бонч-Бруевичем, я считаю своим нравственным долгом предостеречь все-таки и Вас от категоричности некоторых Ваших заключений. Там, где идет вопрос о дисциплине, не надо упускать вопроса и о воспитании и элементарном начальном образовании.
Там, где речь идет о разграничении ролей солдата-инструктора (офицера) и солдата-рядового (нижний чин), там особенно необходимо учесть не только правовую сторону, но и сторону духовную. И в этом отношении пример французской армии с поправками на нашу темноту и невежество может послужить отличным образцом.
Ведь в сущности сами, незаметно для себя, мы впитали Павловскую эпоху «не сметь рассуждать» (система Фридриха Великого) и до такой степени, что не замечаем, что немцы не только давно от нее отказались, но что сейчас полностью копируют Наполеона, вернее, его заметки о войне (мемуары на остр[ове] Св. Елены), считаясь со всеми промахами, сделанными Наполеоном, но учтя современную действительность. И учти бы немцы свою методичность, свою излишнюю самоуверенность и незнание характера нашей народной массы, они давно бы пожали лавры победителя в этой войне.
Вот почему я позволяю себе, как Ваш ученик в прошлом, ознакомившись вчера с проектом Вашего доклада, сказать, что вопросы формирования и обучения уже теперь резко изменились, точно так же, как изменились и требования к организации крупных войсковых единиц.
1) Текущая война еще шире подчеркнула наше зло, начавшееся в кампанию 1877, 1878 гг., усилившееся в 1904 и 1905 гг. и особенно в текущую войну – это вопрос управления войсками. Управление совершенно отсутствовало или же было так бездарно, что оплачивалось жертвами в 30–40 тысяч в сутки (Стоход).
2) Я теперь уже предвижу, что крупным войсковым соединением будет дивизия, а не корпус (большая самостоятельность, облегчается управление, связь, обучение, снабжение всеми техническими средствами).
3) Развитие вопроса об оперативной работе, связи, разведках, регистрационной службе и т.д.
4) Развитие вопроса о путях сообщения, передвижениях, перебросках и т.д.
5) Развитие вопроса снабжения всем необходимым для ведения войны.
6) Колоссальное развитие вопроса с переходом от технической подготовки мирного времени на военное и безболезненное по возможности использование всех отраслей промышленности для военных целей.
7) Введение нового для нас вопроса – обработка заблаговременно, в период мобилизации и во все время войны печати, а следовательно, и общественного мнения всей страны, согласно военных заданий и общего военного плана.
8) Обработка общественного мнения предполагаемого противника (деморализация) должна войти составной частью в план войны.
9) Военное обучение будет сложнее, ибо теперь же в элементарные сведения для рядового необходимо включить ознакомление с гранатой, пулеметом, автоматической винтовкой, бомбометами, газами, удушливыми и ядовитыми снарядами, с газовой и противогазовой атакой и т.д., а это требует и усиление курса словестного и письменного обучения грамоте и т.д.
10) И наконец, выработка военной доктрины. Ведь до сих пор у нас даже и попыток к этому не делалось: 3–4 представителя русского генштаба, собравшиеся для решения какого-либо вопроса, выражают 6–7 различных мнений.
Вот, глубокоуважаемый Николай Николаевич, какие мысли (может, и в беспорядке изложенные) вызвал у меня Ваш доклад.

Консультант Оперотдел Наркомвоен Генштаба Г.И. Теодори

РГВА. Ф. 1. Оп. 3. Д. 25. Л. 360–361 об.
Копия на правах подлинника – машинописный текст с автографом.


№ 5
Предложение Главвоздухофлота Опероду Наркомвоен послать 1 авиаотряд из Могилевской авиагруппы на Северо-Кавказский фронт; экстренно доукомплектовать Псковскую авиагруппу и сопроводительная записка документа к СНК

Сопроводительная записка Оперативного отдела Наркомвоен в СНК

26 августа 1918 г.

Председателю Совнарком т. Ленину
По приказанию наркомвоен Склянского представляется для утверждения 1 и 2 пунктов.
Заведующий Оперотделом Аралов
Консультант Генштаба Г.И. Теодори1*

В Оперативный отдел Народного комиссариата по военным делам

№ 266, Москва
26 августа 1918 г.
В[есьма] срочно


21 с[его] августа Главоздухфлотом получено весьма срочное предписание Высвоенсовета о сформировании по приказанию Предсовнарком авиадивизиона из трех пятисамолетных отрядов для Северо-Кавказского округа. Далее Высвоенсоветом было разъяснено, что можно послать авиагруппу из 2 шестисамолетных отрядов и, так как Главоздухфлотом было доложено, что свободных боевых самолетов сверх назначенных в авиагруппы дивизий нет, то было приказано пополнить и послать авиагруппу Могилевской дивизии. 22 августа была получена телеграмма чрезвычайного комиссара Главоздухфлота Сергеева, передававшая приказание наркомвоен Троцкого послать на Восточный фронт 1 истребительный и 1 разведывательный авиаотряд. В период пополнения этих авиаотрядов самолетами, которых приходилось брать из назначенных авиагруппам дивизий и даже из готовых отрядов дивизий, получена переданная Вами телеграмма главком Вацетиса о необходимости высылки еще семи самолетов Псковской авиагруппе для посылки ее на Восточный фронт. Вследствие большого расхода самолетов в последнее время на Восточный и другие фронты, при ничтожном поступлении самолетов с почти единственного оставшегося завода и из ремонта, Главоздухофлот, как неоднократно и предупреждал высшие инстанции ранее оказался в крайне тяжелом положении, не имея возможности посылок на фронт, не отбирая у дивизии. Имея возможным остатками самолетов и, частью взяв самолеты из отрядов дивизий, спешно укомплектовать и послать лишь три авиаотряда Главоздухфлот полагает согласно полученных от Вас дополнительных словесных указаний:
1. Вместо всей Могилевской авиагруппы послать 1-й авиаотряд из нее на Северо-Кавказский фронт.
2. Быстро выслать Псковской авиагруппе самолеты до комплекта из имеющихся с тем, чтобы оба авиаотряда группы были распределены Главком Восточного по фронту, считая это исполнением приказания наркомвоен Троцкого, исчерпывающим одновременно и Ваши указания.

Начальник Главного управления военный летчик Воротников
Вр[еменный] член Совета комиссар Дубенский

Резолюция В.И. Ленина: «Возражений не имею. 26/VIII – 1918 года. Председатель СНК В. Ульянов (Ленин)».

Пометы: 1) В Организ[ационном] управлении по этому вопросу нет никаких данных [подпись]; 2) «Орг. 30/8» 3) «К делу [подпись]».

РГВА. Ф. 3. Оп. 1. Д. 48. 199–199 об. Заверенная машинописная копия со штампом «Российская федеративная советская республика. НК по ВД. Главное управление Рабоче-крестьянского Красного военного воздушного флота».
_________________
Свобода начинается с сомнения.
Моя страница
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
Бомбардир
Admin

   

Зарегистрирован: 10.05.2011
Сообщения: 3322
Откуда: Днепропетровск

СообщениеДобавлено: Ср Окт 10, 2012 10:15 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Зданович А.А. Как Л.Д. Троцкий и Реввоенсовет Республики «потеряли» контрразведку // Военно-исторический журнал. 1996. № 3. С. 66–67; № 5. С. 75–82.
Кавтарадзе А.Г. «Советское рабоче-крестьянское правительство…признало необходимым и учреждение…высшего военно-учебного заведения» // Военно-исторический журнал. 2002. № 10. С. 32–40; Он же. Николаевская военная академия при Временном правительстве // Военно-исторический журнал. 2002. № 9. С. 40–43.
См., напр.: Зданович А.А. Был ли заговор в Полевом штабе? // Родина. 2009. № 5. С. 92–95; Войтиков С.С. К следствию над Ставкой // Военно-исторический архив. 2009. № 7. С. 46–59; Он же. Троцкий и заговор в Красной Ставке. М., 2009; Он же. Отечественные спецслужбы и Красная армия. М., 2010.
Аралов Семен Иванович (1880–1969). Из купцов. В революционном движении с 1903. В старой армии – штабс-капитан. – зав. Оперативным отделом МВО – Наркомвоена (янв.-сент. 1918); член РВСР (сент. 1918-июль 1919) и военком Полевого штаба РВСР (нояб. 1918-июль 1919); член РВС 12-й армии Каспийско-Кавказского фронта (июнь 1919-нояб. 1920). – (Сб. РВСР. Т. 1. С. 596).
РГВА. Ф. 1. Оп. 3. Д. 48. Л. 5 об.
Бонч-Бруевич Михаил Дмитриевич (1870–1956) – генерал-лейтенант (1915). Сын землемера. Окончил Московский межевой институт (1891), Московское пехотное училище (1892), Академию Генштаба. В царской армии – в штабе КВО (1898-1907); преподаватель тактики Академии Генштаба (с 1907). Участник 1 мировой войны – генерал-квартирмейстер 3-й армии, в штабе Северо-Западного фронта (с сентября 1914); нач. штаба Северного фронта (с августа 1915 по февраль 1916). Во время Февральской революции – член Псковского Совета; Главнокомандующий войсками Северного фронта, участник ликвидации Корниловского мятежа (август-сентябрь 1917). В Красной гвардии с 1917 – нач. штаба Верховного главнокомандующего (с ноября 1917). В Красной армии с 1918 – участник организации обороны Петрограда (с февраля 1918); военный руководитель Высшего военного совета (с 4 марта 1918); нач. Полевого штаба РВСР (с июня 1919); нач. Редакционной военно-исторической комиссии по обобщению опыта войны 1914-1918 (с августа 1919).
РГВА. Ф. 33221. Оп. 2. Д. 216. Л. 77–82 об. Теодори Г.И. Краткий очерк истории Оперода МВО – Наркомвоен (15 августа 1920 г.) (далее – Теодори Г.И. Указ. соч.) Руководство операциями на Самарском, наиболее опасном направлении, Оперод возложил на большевика А.Ф. Мясникова, назначив его в июле 1918 г. командующим Приволжским фронтом, и полковника Н.В. Соллогуба, ставшего в июне начальником штаба Восточного фронта.
РГВА. Ф. 39348. Оп. 1. Д. 1. Л. 179.
Также Н.Н. Стогов, доложил Дзевялтовский: отказался, вопреки резолюции К.А. Мехоношина подписать приказ о реорганизации фельдъегерского корпуса; препятствовал внесению нового порядка назначения пенсий; и главное - поддерживал «вредных Правительству военных агентов» за границей. По всей вероятности, за месяц у Дзевялтовского скопилось много претензий к начальнику Всероглавштаба, и к тому же у него возникла стойкая (и, как увидим, абсолютно обоснованная) убежденность в пособничестве Стогова контрреволюции. Заключительный пассаж: «Вообще та атмосфера и обстановка, которые создаются начальником Штаба, не создадут доверия к Всерос[сийскому] штабу, а тот налет консерватизма и бюрократизма, которые практикуются СТОГОВЫМ, приведет к тому, что Штаб не пойдет впереди, руководя делом, а будет плестись в хвосте». Дзевялтовский убеждал Наркомвоен, а точнее наркома Троцкого (то, что адресатом был сам нарком, а не коллегия Наркомвоена, свидетельствует тот факт, что подлинник документа отложился в личном фонде Л.Д. Троцкого) в необходимости немедленной замены Стогова (РГАСПИ. Ф. 325. Оп. 1. Д. 407. Л. 94).
РГВА. 488. Оп. 1. Д. 96. Л. 1.
См.: Там же. Л. 4.
Свечин Александр Андреевич (1878-1956) – генерал-майор, комдив. Русский (уроженец г. Одесса). Какие местности Российской империи хорошо знал: Образование: 2-й кадетский корпус в Петербурге (1895), Михайловское артиллерийское училище – полевой артиллерист (2 курса, 1895), Николаевская академия Генерального штаба (1903)
Иностранные языки: французский, немецкий. За границей: 2-дневная поездка в Лын и Кенигсберг для ознакомления с Восточной Пруссией (1906); 1-месячная поездка в Берлин и Познань для негласного наблюдения за ходом крепостного маневра у Познани (сентябрь 1907); 2-месячная поездка в Париж, Реймс, Франкфурт на Майне, Эллинг Цеппелина на Швейцарской границе (август-сентябрь 1909). Какие знал специальности: военное дело.
Членство в партиях: беспартийный. В старой армии с 1895 (офицер с 1897); нач. штаба 5 армии. В советском военном ведомстве с марта 1918 (добровольно) – пом. нач. Петроградского укрепрайона), нач. штаба Западного участка отрядов Завесы, военрук Смоленского района Завесы (с марта 1918; нач. Всероссийского главного штаба (с 3 августа 1918); преподаватель (с октября 1918), специальный лектор (с апреля 1921), главный руководитель (с января 1922) Академии Генерального штаба – Военной академии РККА, по совместительству – штатный преподаватель военного цикла Военно-академических политических курсов высшего политсостава РККА и Ф (июль 1924-сентябрь 1925); зам. главного руководителя (с июня 1925), старший руководитель (с марта 1929), преподаватель (с октября 1929) Военной академии РККА – Военной академии РККА им. М.В. Фрунзе; уволен из РККА по ст. 44 «в» (пр. НКО СССР № 0217 от 26.2.1938); в распоряжении IV управления Штаба РККА (с марта 1932); пом. нач. кафедры военной истории Академии Генерального штаба РККА (с мая 1936); исключен из списков Советской армии ввиду смерти (пр. МО № 05172 от 9.11.1956). В общественных организациях: совещанием делегатов I Всесоюзного съезда ВНО военных делегатов III Всесоюзного съезда Советов и представителей организаций ВНО Московского гарнизона избран членом Временного центрального совета ВНО СССР (3 июня 1925); член (с октября 1927), председатель Редакционной комиссии Военной академии РККА (с октября 1927); член временного бюро научно-исследовательских работ (с марта 1929); в составе научно-исследовательского бюро Военной академии РККА (с января 1931).
Участие в войнах: русско-японская война 1904-1905, Первая мировая война, генерал-майор – тяжело ранен в шею сзади с последующим параличом обеих рук и ног, легкая контузия (1916); Гражданская война. Командировки: Петроград (13-22 сентября 1919, 3-11 июля 1921, 21-29 января 1922, 25-31 марта 1922); 5 июня-3 июля 1925; на территориальных сборах и маневрах (15-28 сентября 1927); Ленинград (27 марта-2 апреля 1928); в полевой поездке в УВО и СКВО (30 мая-19 июня 1928); Ленинград, на стажировке (31 июня-1 сентября 1928); Минск и Бобруйск для прочтения докладов командному составу гарнизонов (19-24 марта 1930). Награды: Анна 4-й, 3-й и 2-й ст.; Станислав 3-й и 2-й ст., Владимир 3-й ст.; Георгиевское оружие, орден Св. Георгия 4 ст. (в старой армии); золотые часы (в Красной Армии, 1928). (РГВА. Ф. 37976. Оп. 1. Д. 23 (Личное дело А.А. Свечина). Л. 1 и сл.)
Там же. Л. 17. Автобиография (автограф синими чернилами). Здесь нужен комментарий: И.И. Вацетис стал Главнокомандующим Восточным фронтом (по сути Верховным, т.к. именно на Восточном фронте «решалась судьба революции) в июле 1918 года, причем в этот период сам Троцкий назвал Вацетиса «смехотворной кандидатурой». Следовательно, такая ситуация, скорее всего, создалась в сентябре 1918 г., после создания Революционного военного совета Республики (РВСР, Реввоенсовет Республики).
РГВА. Ф. 33988. Оп. 2. Д. 38. Л. 40.
Тракман Макс Густавович – зав. отделением военного контроля Оперативного отдела Наркомвоена (с июля 1918); военком 6-й стр. дивизии 7-й армии (октябрь, декабрь 1918 – январь 1919) и член Совета комиссаров Эстляндской трудовой коммуны; нач. 1-го отдела (отдела военного контроля) Регистрационного управления Полевого штаба РВСР (ноябрь 1918); отпущен для руководства эстонским движением (с дек. 1918); затем на партийной работе (Реввоенсовет Республики. Протоколы. Т. 1. С. 127, 628; РГВА. Ф. 25888. Оп. 1. Д. 27. Л. 27 об.).
Войтиков С.С. Отечественные спецслужбы и Красная армия. М., 2010. С. 59–60. Теодори заявил в 1920 г.: «Что генералы бежали – полбеды: они бездарны и с малоповоротливыми мозгами, но с ними уходила и весьма ценная боевая молодежь выпусков 13, 14, 15, 16 г[одов] и гвардейская часть 1917 года. Часть последних выпусков и часть профессуры мы уже успели задержать, и теперь они отлично работают».
Кутырев Гавриил Яковлевич (1887–?) – есаул. Образование: Новочеркасское казачье училище (1908), 6 -месячные курсы Императорской Николаевской военной академии (1917). Причислен к корпусу Генерального штаба (1918). На службе в старой армии с сентября 1905 – хорунжий 10-го Донского казачьего полка (с июня 1908); на льготе (август 1910-декабрь 1912); в 14-м Донском казачьем полку (апрель 1912-январь 1914); на льготе (январь-июль 1914); в 48-м Донском казачьем полку (июль 1914-январь 1915); ст. адъютант по оперативной части (январь 1916-июль 1917), нач. (январь-октябрь 1917?) штаба 84-й пех. дивизии. В советском военном ведомстве с 1918 (добровольно) – нач. разведотдела штаба военрука Московского района (март-июль 1918); нач. отделения Оперода Наркомвоена (с августа 1918); нач. отдела Регистрационного управления Полевого штаба РВСР (октябрь 1918-май 1919); нач. штаба 12-й армии (июнь-август, формально до октября 1919); и.д. нач. штаба 5-й армии (декабрь 1919-февраль 1920); нач. оперативного управления штаба 5-й армии (февраль-март 1920); нач. военной части Приуральского ВО (март-ноябрь 1920); нач. штаба войск Донской области (ноября 1920); врид. команд. войсками (с декабря 1920), и.о. нач. штаба (с января 1921) Донской области; в распоряжении нач. штаба Отд. Кавказской армии (июнь-август 1921); нач. штаба Батумского укрепрайона (с августа 1921).
Белой Александр Сергеевич (1882–1938) – полковник (1916). Православный. Уроженец Полтавы. Образование получил в Петровском Полтавском кадетском корпусе и Михайловском арт. училище (1903). В службу вступил 31.08.1900. Окончил Николаевскую академию генштаба (1909; по 1-му разряду). Из училища выпущен в 9-ю арт. бригаду. Позже служил в л-гв. 2-й арт. бригаде. Цензовое командование ротой отбывал в л-гв. Измайловском полку (27.10.1909-08.11.1911). Помощник ст. адьютанта штаба Виленского ВО (с 26.11.1911; 2 г. 8 мес.). И.д. помощника начальника отделения ГУГШ (4 мес.). Ст. адьютант штаба 2-го кав. корпуса (3 мес.). Ст. адьютант штаба 49-й пех. дивизии (1 мес.). И.д. штаб-офицера для поручений ген-квартирмейстера штаба Главнокомандующего армиями Юго-Западного фронта (4 мес.). Помощник начальника отделения управления ген-кварт. штаба Юго-Западного Фронта (с 15.06.1915; 1 г. 4 мес.). И.д. начальника штаба 2-й (по Списку ГШ 1917 - 4-й) стр. дивизии (с 21.09.1916; 9 мес.). Делопроизводитель ГУГШ (с 03.05.1917; 1 г.). Добровольно вступил в РККА. Начальник штаба 4-й армии (05.11.1918-31.01.1919). Командующий 3-й армией (18.10.-24.10.1920). Командующий 4-й армией (11.02.-25.03.1921). Включен в списки Генштаба РККА от 15.07.1919 и 07.08.1920. С 19.10.1922 начштаба ГУВУЗ. Позже преподаватель и старший руководитель военно-исторического факультета Академии Генерального штаба РККА, доцент, комбриг. Проживал в Москве ул.Б.Садовая, д.6, кв.12. Арестован 17.03.1938. Расстрелян. Реабилитирован 24.11.1959.
Награды: орден Св. Станислава 3-й ст. (06.12.1912).
Потапов Николай Михайлович (1871-1946) – генерал-лейтенант; комбриг. Русский (уроженец г. Москва). Из служащих (сын гражданского служащего из вольноотрущенных крепостных крестьян). Образование: 1-я Московская военная гимназия – 1-й Московский кадетский корпус (1888), Михайловское артиллерийское училище (1891), Николаевская академия Генерального штаба (1897). Беспартийный. За границей – 2-месячный заграничный отпуск для ликвидации имущественных дел по прежнему месту службы в Черногории – в качестве организатора Красной Армии (октябрь-ноябрь 1923); Германия, Франция, Польша – командирован для подбора военной литературы для библиотеки народного комиссара по военным и морским делам СССР (октября 1924). Иностранные языки: французский, немецкий, сербский – свободно; английский, итальянский, польский, чешский – «читает». В старой армии с 1888 (офицер с 1891) – пом. военного атташе в Вене (с мая 1901); военный атташе в Черногории (с июня 1903, в служебных командировках – во Франции, Англии и Германии для выбора систем пулеметов для черногорской армии (1906), в Албанию и Сербию (в составе международной комиссии по разграничению Албании – от Черногории, Греции и Сербии) (с 1913 по июль 1914); отозван в Петроград (июнь 1915); пом. нач. генерал-квартирмейстера (с августа 1915), нач. эвакуационного и по заведованию военнопленными отдела (с сентября 1916), генерал-квартирмейстер (с апреля 1917), пом. нач. (с августа 1917) ГУГШ. Во время Октябрьского переворота – генерал-квартирмейстер ГУГШ. Агент Военной организации при Петербургском комитете РСДРП(б) (с июля 1917); нач. ГУГШ и при коллегии по Управлению Военным министерством на правах пом. Управляющего Военным министерством (ноябрь 1917-май 1918), пом. Управделами Наркомвоен (с декабря 1917). В РККА с 1918. В советском военном ведомстве – Управляющий делами Наркомвоена (май-ноябрь 1918); член Высшего военного совета (с июня 1918); постоянный член (с лета 1918), председатель Военно-законодательного совета (июнь 1919-апрель 1920) – Военно-законодательного совещания (апрель 1920-ноябрь 1921) при РВСР, по совместительству – член Главной военно-научной редакции (1920-1921), преподаватель Высшей школы по физическому образованию трудящихся (1920-1923); пом. Главного инспектора Всевобуча (с сентября 1921). В межвоенный период – пом. Главного начальника Всевобуча и Главного инспектора милиционных войск (с ноября 1921); пом. Центрального управления по военной подготовке трудящихся (с ноября 1923); в резерве РККА (с мая 1924); ст. редактор (с июня 1924), пом. нач. военного отдела (с июля 1924) Высшего военно-редакционного совета; ст. инструктор Политуправления РККА (с июля 1925); научный редактор Военгиза по иностранной (переводной) литературе с переводом в резерв РККА (с декабря 1930); нач. отделения переводной литературы I отдела Управления военного издательства при НКО СССР (с июня 1936). По совместительству – преподаватель ускоренных курсов: военно-педагогических (1920-1921), всеобщего военного обучения (1920), артиллерийских (1920); пом. зав. кафедрой военного языкознания Военной академии по французскому классу (1921-1924); доцент Московского педагогического института новых языков (1932-1936); преподаватель военно-переводческой дисциплины на Высших курсах повышения квалификации преподавателей иностранных языков в военно-учебных заведениях РККА (1934-1936). Уволен в отставку по болезни (май 1938). Награды – золотые часы с надписью «Стойкому защитнику пролетарской революции от РВС СССР» (1928). Приложение: Из свидетельства о болезни: а) Субъективные жалобы: «Сильное переутомление, значительно ослабленная память ослабление слуха, непрерывные головные боли, к 2 часам уже не работоспособен, боли в области аорты, раздражительность, при волнениях боли в левом подребьи»; б) Объективные признаки болезни: «Питание удовлетворительное. Границы сердца делятированы, тональность глухая, систолический шум дующего характера на всех отверстиях. КК – 170/85. В легких везикулярное дыхание, пальпируется мягкий край печени. Видимые артерии извилистые и жесткие» (РГВА. Ф. 37976. Оп. 1. Д. 18. Л. 2–9, 10–13).
Андогский Александр Иванович (1873–1931) – генерал-майор (1917). Из дворян. Образование: Павловское военное училище (1899), Николаевская академия Генерального штаба (1905). В старой армии с 1898 – рядовой на правах вольноопределяющегося Московского лейб-гвардейского полка (с 1898), ком. роты Павловского военного училища (1899); в штабе 2-й Манчжурской армии (1905); в Московском лейб-гвардейском полку (с 1906); пом. ст. адъютанта, ст. адъютант оперативного отделения штаба 2-й армии (с 1914); нач. штаба 3-й гвардейской пех. дивизии (с 1915); ком. 151 Пятигорского пех. полка (с 1916); правитель дел (с 1916), эстраординарный профессор и нач. (с 1917) Императорской Николаевской военной академии. На службе в Красной гвардии – Красной Армии (с 1917); отказался, как весь профессорско-преподавательский состав эвакуированной в Казань академии, принимать участие в обороне города от белогвардейцев (5 августа 1918 г.). В дальнейшем служил у Колчака (Сенин А.С. Военное министерство Временного правительства. М., 1995. С. 322).
8 мая 1918 г.
27 мая 1918 г.
Далее – фамилии генштабистов 1917 года.
Егоров Александр Ильич (1883–1939) – полковник (1917), маршал (1937). Русский (уроженец г. Бузулук). Социальное происхождение: из рабочих. Образование: Казанское пехотное юнкерское училище (1905). Иностранные языки: не владел. Членство в партиях: ПСЛР (1917-1918), РСДРП(б) с 1918. В старой армии с 1901. На советской работе – инспектор формирования и обучения частей военного отдела ВЦИК (с января 1918). В советском военном ведомстве с 1918 – председатель Высшей аттестационной комиссии (с мая 1918); команд. 9 Кубанской армией (сентябрь-ноябрь 1918); команд. 10 Терской армией (декабрь 1918-май 1919); команд. 14 армией и член РВС Южного фронта (июль-октябрь 1919); команд. войсками Южного фронта (октябрь 1919-январь 1920). В межвоенный период – команд. частями особого назначения Закавказской республики (с сент. 1922); команд. вооруженными силами Украины и Крыма (с мая 1925); одновременно член Высшего совета физической культуры УССР и член РВС СССР (с янв. 1926); в служебной командировке (14 нояб. 1924–16 марта 1926); зам. нач. и председателя коллегии Военно-промышленного управления ВСНХ СССР с оставлением в должности члена РВС СССР (с апр. 1926); команд. войсками БВО (с мая 1927); нач. Штаба РККА (с 1931) – Генерального штаба (с 1935); зам. наркома обороны СССР (с мая 1937); команд. Закавказским ВО (с января 1938). Участие в войнах: Первая мировая война – ком. ротой, ком. батальоном, ком. полком. Награды – 2 ордена Красного знамени, ордена Красного знамени Грузинской и Азербайджанской ССР, Почетное революционное оружие. Репрессирован, расстрелян (РГВА. Ф. 37976. Оп. 1. Д. 10. Личное дело А.И. Егорова). Л. 1 и сл.)
Кузнецов Борис Иннокентьевич (1889–1957) – Генштаба капитан (причислен 23 марта 1918), комдив (1935), генерал-майор (1940). Образование: Михайловское артиллерийское училище (1910), ускоренные курсы Императорской Николаевской военной академии (1917). На службе в старой армии с июня 1907. Последнее место службы – 27-я артиллерийская бригада. Участие в войнах: Первая мировая война, капитан. Добровольно вступил в Красную гвардию – РККА – пом. главного руководителя обороны Петрограда и подступов к нему; консультант Оперативного отдела Московского окружного комиссариата по военным делам (с февраля 1918); консультант оперативного, затем разведывательного отделения Наркомвоена, по воспоминаниям С.И. Аралова, «занялся исключительно вопросами военной разведки» (Аралов С.И. Указ. соч. С. 38); военный эксперт при делегации Наркомата по военным делам РСФСР для переговоров с германской главной квартирой (август-сентябрь 1918); председатель по исследованию дорог Олонецко-Петрозаводского района (сентябрь 1918); и.д. нач. оперативного Штаба при председателе РВСР Л.Д. Троцком в его поездке на Южный фронт и Петроград (октябрь-ноябрь 1918); нач. разведотделения Полевого штаба РВСР (ноябрь 1918 – декабрь 1919); под следствием в Особом отделе ВЧК (июль-ноябрь 1919), освобожден под подписку о возвращении к месту службы; в распоряжении Всероссийского главного штаба; завуч нижегородских пех. курсов (декабрь 1919-июнь 1920?); зав. 3-х Казанских пех. курсов (с 24 января 1920). Включен в списки Генштаба РККА от 15.07.1919 и 07.08.1920. Нач. штаба 1-й Восточной стр. бригады курсантов; нач. оперативного отделения штаба, и.д. начальника штаба 11-й армии (июнь 1920 – сентябрь 1921); 2-й зам. наркома Народного комиссариата по военным и морским делам Грузинской ССР, пом. наркома по военным и морским делам ЗСФСР (сентябрь 1921 – сентябрь 1922); нач. УВУЗ (сентябрь 1922 – август 1923) и и.д. 1-го пом. нач. штаба (март-август 1923) Отд. Кавказской Армии; нач. штаба (август 1923 – февраль 1927) и зам. (пом.) команд. (май 1925 – февраль 1927) Краснознаменной Кавказской армии; в распоряжении наркома по военным и морским делам (февраль-июнь 1927); военный атташе при полпредстве СССР в Турции (июнь 1927 – октябрь 1929); на преподавательской работе в Военной академии имени М.В. Фрунзе – нач. кафедры военной истории и мировой войны, нач. кафедры военной истории (с октября 1942), нач. кафедры истории военного искусства (с октября 1946). С мая 1947 в отставке. Награды: орден Ленина, два ордена Красного знамени, орден Красной звезды, медали.
Мехоношин (Механошин) Константин Александрович (1889—1938) – член коллегии Наркомата по военным делам РСФСР, член Высшего военного совета.
Альтернативный проект выработал Всероссийский главный штаб. См. то же дело.
В РГАСПИ отложился Рапорт Г.И. Теодори С.И. Аралову о необходимости временного использования в частях Красной армии программы занятий с солдатами от 8 июня 1918 г. На документе имеется резолюция С.И. Аралова от 1 июля 1918 г. – направление Л.Д. Троцкому с ходатайством об утверждении. РГАСПИ. Ф. 325. Оп. 1. Д. 407. Л. 2–2 об. Подлинник – машинописный текст с автографом бурыми чернилами. К документу имеется Приложение: «Проект программы занятий в современных частях армии», с резолюцией Л.Д. Троцкого: «Утверждаю». (Там же. Л. 3–4 об. Подлинник – машинописный текст с автографом Г.И. Теодори бурыми чернилами).
Подвойский Николай Ильич (1880—1948) – заместитель наркома по военным делам РСФСР, нарком по военным делам РСФСР. В июле 1918 – председатель Высшей военной инспекции, член Высшего военного совета.
Не совсем понятна цель публикуемой записки. Представляется, что причин ее написания могло быть 2. Во-первых, Г.И. Теодори всячески стремился заинтересовать в себе руководство военного ведомства. Он был автором ряда военно-теоретических трудов, в частности по тактике артиллерии, и пытался пробиться на военно-научном поприще. Во-вторых, автора записки могла заинтересовать возможная реакция ее адресата: начальник Всероглавштаба, как выяснилось впоследствии, возглавлял военную организацию Всероссийского национального центра. Тогда вполне логична и отправка копии записки Л.Д. Троцкому. Не исключено также, что это – одна из попыток примириться со «старыми генштабистами».
Воротников Александр Степанович – красный военный летчик; нач. Главного управления рабоче-крестьянского Красного военного воздушного флота (с июля 1918); в распоряжении ГНС (с июня 1919); технический инспектор, пом. нач. (с февраля 1920) Главного управления рабоче-крестьянского Красного военного воздушного флота.
Дубенский Петр Сергеевич (1887-?). Русский (уроженец Владимирского уезда Владимирской губернии, где не жил). Какие местности Российской империи хорошо знал: Центральные и Каменец-Подольская губернии. Образование: ремесленное училище, среднее строительное технического училище, классическая гимназия, физико-математический факультет Московского ун-та (без государственных экзаменов); военное – ст. моторист. Иностранные языки: немецкий и французский (начальные знания). За границей: Финляндия (ноябрь 1918-апрель 1919) – заложник, находился в тюремном заключении. Какие знал специальности – механика и строительное дело. Занятия до 1917 – техник-механик по строительству, студент (основное); чертежник и строительный мастер (побочное). Член Партии народников-коммунистов (август-ноябрь 1918). Член РСДРП(б) с ноября 1918. На партийной работе – член Краснопресненского совета, Моссовета, райкома РКП(б) Краснопресненского района, член Московского комитета РКП(б). На советской работе – секретарь Всероссийского совета авиации (июнь-декабрь 1917). В старой армии – мл. механик «эскадры воздушных кораблей» (до июня 1917). В советском военном ведомстве – тов. комиссии по управлении воздушными силами ГУ ВВФ (декабрь 1917-июнь 1918); председатель Всероссийского совета воздушного флота и комиссар ГУ ВВФ (июнь-октябрь 1918), пом. нач. по научно-технической части ГУ ВВФ (август 1919-май 1920); нач. научно-технического отдела и пом. по политчасти отв. редактора Вестника воздушного флота (с мая 1920). Участие в войнах: Первая мировая война (1914-1917) – ст. моторист (РГВА. Ф. 33988. Оп. 1. Д. 366. Л. 221 с об–222. Анкета уч.-распред.отдела ЦК РКП(б)).
_________________
Свобода начинается с сомнения.
Моя страница
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов -> Гражданская война в России 1917 - 1922 гг. Часовой пояс: GMT - 2
Страница 1 из 1

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах

Исторические исследования Олег Жук исторические исследования Олег Жук исторические исследования


Powered by phpBB © 2001, 2005 phpBB Group
Вы можете бесплатно создать форум на MyBB2.ru, RSS