Форум исторического клуба Сокол
Архив Исторического Клуба Сокол
Новый адрес Клуба

И в небе и в земле сокрыто больше, чем снится Вашей мудрости, Горацио
Список форумов


 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Исторический клуб Сокол       Кодекс клуба       Профессионализм в истории       Командно-штабные учения       Шахматный клуб Сокола       Научные споры на исторические темы
О. Соколов

 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов -> Наполеоновские войны
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Бомбардир
Admin

   

Зарегистрирован: 10.05.2011
Сообщения: 3322
Откуда: Днепропетровск

СообщениеДобавлено: Ср Сен 19, 2012 1:44 am    Заголовок сообщения: О. Соколов Ответить с цитатой

Ю.Н. Крючков
ЯВЛЕНИЕ СОВРЕМЕННОСТИ ИЛИ РЕИНКАРНАЦИЯ ВЕЛИКОГО


Сказка ложь да в ней намёк,

добрым молодцам урок!



Последние лет десять - пятнадцать в нашей стране среди любителей и профессионалов от истории сложилась интересная ситуация. Какая-то, меньшая, часть этих представителей, имея способности и возможности, публикует массу интересной литературы, вводя огромное количество фактического материала, ранее недоступного для советского/российского читателя. Другая часть «историков», не обладая ни талантами, ни возможностями считают своим долгом постоянно придираться и обливать грязью авторов интересных публикаций. В основном, данное «противоборство» касается материалов по истории XX века и по «смакованию» истории униформологии.

Но есть один исторический период, который фактически выпал из данного явления – история эпохи Наполеоновских войн. Здесь сложилась интереснейшая ситуация, которая характеризуется наличием двух основных линий изучения данного периода. Первая линия, назовём его «официальной», которая поддерживается историками «старой школы» и их учениками с её всё ещё живучими маразмами эпохи развитого социализма. Эти историки существуют только для самих себя, они абсолютно не интересны, но они оккупировали все более или менее значимые диссертационные советы страны. Другая линия, назовём их условно «молодыми» историками, которые внесли в российский исторический оборот, просто потрясающе огромный исторический фактический материал, используя как источники, так и литературу Франции, что ранее было закрыто за семью печатями. Две эти линии существуют независимо друг от друга и, похоже, не собираются пересекаться. Но есть и другая особенность - среди этих «молодых» историков и их поклонников почти не наблюдается какой-либо критической оценки многочисленных работ посвящённых истории Наполеоновских войн и собственно истории французской армии (кроме, опять же, глубокомысленных дискуссий по поводу пуговичек, приборных цветов или длины фалдов и т.д.).

Автор этих строк готов стать тем самым «бесталанным критиканом», не имеющим своих интересных публикаций, но очень много читающим. Причём основная критика будет направлена на ведущих обожателей Наполеона и его армии, а особенно на г. Соколова О.В. и его по-настоящему интереснейшие публикации. Перед тем как продолжить, хочется только процитировать великого Фемистокла: «Ударь, но выслушай!»



Прежде чем понять феномен раболепного преклонения некоторых граждан России перед Наполеоном и его армией необходимо разобраться в … самой истории Франции. Эта страна по праву считается великой державой и сами французы готовы в это поверить и осознать, но вот история страны никак не подтверждает эту истину. Дело в том, что в XIX – XX веках у европейских стран появился своеобразный спорт – кто чаще и быстрее дойдёт до Парижа. Лидерами без сомнения стали германцы. Например, британцы дошли до Парижа один раз (1815 г.), русские и австрийцы по два раза (1814, 1815), а немцы аж (!) четыре раза (1814, 1815, 1870, 1940). Мало того, они захватили первенство и в скорости захвата Парижа. Сначала в 1870 г., а потом сами же побили свой рекорд в 1940 г. Наполеон как-то сказал, что захваченная столица это всё равно, что лишённая невинности девица. В таком случае Париж стал своеобразным проститутом Европы – его имели все кому не лень. Вот уж поистине европейский гальский Петух! Соответственно, у французов сложился комплекс неполноценности, который необходимо было преодолевать в интересах воспитания самосознания нации. Является ли этот комплекс неполноценности и его преодоление характерным только для французов? Отнюдь нет! Это наблюдалось и у Южных штатов США после их поражения и последующее рождение легенды южных штатов (огромное количество материалов по романтизации жизни Ю.Ш., по восхвалению стойкости и героизма армии и умопомрачительное восхищение мудростью генералов этих штатов). Подобного нет у Северных штатов, да и зачем – они и так победители. Тоже наблюдалось и наблюдается в истории российского флота после катастрофического поражения флота в русско-японской войне (масса публикаций от попыток понять причин до восхваления чего-то малого что получилось, а зачастую и создание легенд вроде «Варяга» или «Стерегущего»). Перечень можно и дальше продолжать.

Франции как воздух нужна была славная история, Великая легенда. Первая мировая война хоть и была победоносной, но мало подходила для прославления нации – слишком бездарны действия армии и слишком огромные потери. Остаётся одно – Наполеон и его эпоха. Хотя и этот период закончился унылым островом в Южной Атлантике и реставрацией того в свержении чего и родилась эта легенда, но он более красив, более привлекателен, там больше славной романтики и всего того чем можно вдохновить свой народ. Соответственно, после Второй мировой войны на голову французов и европейцев обрушился ошеломляющий вал публикаций по истории эпохи Наполеона. Мало того, в эту борьбу писанин подключились англо-американцы с их деньгами и истерией Ватерлоо. В меньшей степени в этом хоре подпевали и другие страны, по территории которых прошлись наполеоновские войны. Всё это пошло на пользу Франции. Это великая страна с великой историей и культурой и их можно понять.



Но почему же наши многие толковые, и доморощенные историки подключились к хору раболепного прославления Наполеона и его армии?! Ответов несколько. Во-первых, как ни парадоксально, но главная причина состоит в том, что в 1812 г. Наполеон вторгся в Россию, подарив России и русской армии интереснейшую войну и упоение победой в войне 1812-1814 гг. Ощущение величия и романтики заставило, буквально, утонуть в наслаждениях изучения этого периода. Затем, закономерно, пришло желание получше узнать, с кем же мы воевали, что и привело, в конечном итоге, к увлечению личностью Наполеона и его армией. Факт остаётся фактом, если бы не было 1812 г. не было бы в России романтики наполеоновских войн, а Голенищев-Кутузов М.И. остался бы в истории бездарным царедворцем, проигравшим Аустерлицкую битву. Во-вторых, длительное господство удушающей теории марксизма и Сталинско-Жилинских[1] идей с полным отсутствием взгляда со «стороны», что породило ажиотажный интерес к данной проблематике после развала СССР. В-третьих, влияние романтики эпохи в целом (красота мундиров, захватывающие бои, личности и т.д.) помноженной на французскую пропаганду. В-четвёртых, катастрофически низкое раскрытие данной эпохи относительно России и русской армии и отсутствие широкой публикации архивных материалов. Образно говоря, на одну публикацию в России по истории русской армии рассматриваемого периода во Франции публикуется сотни книг и статей. Отдельные издательства, статьи, книги или авторы лишь капля в море. Поэтому русскоязычную литературу захлестнула волна публикаций на основе французских архивов и литературы, что, хотим мы того или нет, породило комплекс преклонения перед наполеоновской армией. Дошло даже до маразма. Некоторые, не очень умные, так увлеклись Наполеоном, что опустились до поливания грязью своей собственной страны и её истории. Классическим примером этого гадкого феномена является вступительная статья к книге А. Лашука мерзкого и одноголового мутанта.[2] Слава богу, что хоть ведущие авторы по данной тематике, такие как гг. Соколов О.В., Попов А.И., Шиканов В.Н. и некоторые другие хоть и преклоняются перед своими французскими кумирами, но не скатываются до поливания грязью своей страны! В публикациях названных авторов прослеживается интереснейшая тенденция – демонстрация глубочайшего знания материала соседствует с сознательным или бессознательным (как фактор очарования и увлечения наполеоникой) преувеличением всего «французского» и занижение роли и заслуг их врагов. Читая строки, написанные этими авторами, о больших и малых сражениях эпохи поневоле на ум приходит вопрос: «Почему же они всё-таки проиграли?» Это тем более забавно, когда читаешь о поражениях французов. Здесь, как правило, описывается масса героизма, доблести, отваги. Перечисляется масса имён французских героев и их бессмертные подвиги. Поневоле, у человека не знающего истории может возникнуть мысль о победе именно французов в данном сражении, и только в конце или между строк упоминается, что французы были разбиты. Извиняюсь, уступили, нанеся врагу огромные потери. Ещё раз повторяю, подобные работы названных авторов великолепны, но явно страдают пресмыкательством перед французами. В этом плане очень интересна работа г. Попова А.И. «Великая армия в России»[3], которая, судя по тексту и структуре, является монографией диссертации автора. Так как он, скорее всего, защищался в совете с господством «официальных» историков, то интересно наблюдать мучения автора по сдерживанию своих пристрастий, что бы не обидеть «историков» и защитить свою диссертацию.



Остановимся на творчестве ведущего автора данной тематики – г. Соколове О.В. Здесь мы можем наблюдать другой оригинальный феномен – непонимание человеком своего места в жизни. С одной стороны великолепные публикации, с другой – немыслимо раздутые амбиции не то великого полководца, не то осознанием себя реинкарнацией САМОГО ЕГО, что ярко отразилось в маразматическом выпуске журнала «Империя истории» № 4, где основным содержанием стало: Я! Только Я! И ещё раз только Я при поддержке спонсора.

Прежде всего, переделав античную поговорку, хочется сказать – кто не слушал лекций г. Соколова О.В. ГАВ-ГАВ, а кто слушал и не восхищался – осёл! Великолепное знание материалов, хорошо поставленное слово, вдохновение и беззаветная вера в величие Франции и Наполеона буквально завораживают слушателей, как на самих лекций, так и на ближайшее время после них. Не надо иметь семи пядей во лбу, чтобы понять – это великолепный историк! Это же понимание приходит и при прочтении его работ, первыми из которых автор этих строк познакомился в журнале «Орёл» (№№ 1-3). Но уже тогда стало ясно, что г. Соколов О.В., судя по тональности публикаций, больше всего в жизни жалеет о том, что он русский и родился в России, а не француз во Франции. К сожалению, чем дальше, тем более устойчиво данное ощущение вплоть до «Аустерлица».[4]



Без сомнения, лучшей работой, ставшей настоящим шедевром, является его работа «Армия Наполеона»[5], по праву получившая прозвище «Библия наполеоники». Эта работа великолепна своим содержанием именно потому, что г. Соколов О.В. подошёл к её написанию именно как кропотливый историк, а не апологет личности и эпохи. Правда, несмотря на то, что он несколько раз в книге подчёркивал, что это не пропагандистская книга, всё же подбором вдохновенных цитат из различных мемуаров скатывается к обожествлению, как самого Наполеона, так и его армии.

Дальнейшее творчество г. Соколова О.В. только подтверждает, что он только и только историк, а не аналитик, т.е. человек великолепно знающий исторический материал, но совершенно не умеющий анализировать его. Два примера, причём из одного и того же журнала «Империя истории» № 2. Пример первый, статья «Час отваги и мужества. Битва при Никополе. 1396 г.» Автор, как всегда, продемонстрировал великолепное знание материала, что очевидно подвигло его на критику историков Дельбрука/Разина, описавших эту битву.[6] Заявляя, что они не правильно описали битву, сам раскрыл подготовку и ход самой битвы. Но ведь, раскрыв многочисленные детали битвы, он ни словом, ни фразой не опроверг Дельбрука/Разина, кроме мелких деталей по численности войск. Наоборот, он закрепил основополагающие выводы прошлых историков, но сам этого не заметил! Прошлые историки именно проанализировали эту битву, не вдаваясь в подробности (они не преследовали эти цели), а г. Соколов О.В. утонул в мелких деталях, не сделав вообще никаких выводов! Разумеется, читателю предоставилось право восхищаться подвигами французов, не было бы их, не было бы статьи.

Второй пример, описание штурма ущелья Сомо-Сьерре польской гвардейской кавалерией в статье названного журнала «Сомо-Сьерра или самая удивительная кавалерийская атака в истории наполеоновских войн». Уже само название дух захватывает и, разумеется, атаки французов под Прейсиш-Эйлау, русских под Кацбахом и другие потрясающие кавалерийские атаки уже не в счёт! Если читать только эту статью, да ещё в той тональности какой она написана, то и в правду можно подумать, что это самая лучшая кавалерийская атака. Но ведь это МИФ! Наверняка г. Соколов О.В. знает все подробности штурма, но он заражён наполеоновской мифологией и не может от этого отделаться. Мало того, даже сама статья содержит массу противоречий, плюс великолепная карта (с. 8), где вполне отчётливо видно, что Наполеон был прав, бросая в бой кавалерию, зная, что она будет успешна без всякого особого героизма. Немного подробностей из книги г. Чандлера Д.[7](сразу извиняюсь, что использую англичанина, ведь «по определению» всех поклонников Наполеона, все британцы гады и они не могут писать правду). Силы испанцев: 6 регулярных батальонов, 2 милицейских и 7 ополченских батальонов плюс 16 пушек в самом ущелье в 4-х батареях. Причём эти около 9000 человек располагались на огромной территории в треугольнике Серро Барранкаль – Сомо-Сьерра – Пенья Себолера. На них наступали как в самом ущелье, так и по близлежащим холмам по сторонам ущелья: 9 регулярных батальонов (9-й лёкг.п.; 96 и 24 лин.п.п.), драгунская дивизия Лауссе, Гвардейская лёгкая кавалерия! Но вывод из статьи г. Соколова О.В. – огромная масса превосходных регулярных войск Франции не могут сломить испанских ополченцев, а значит, нужен бессмертный подвиг во имя императора. Мало того, это ущелье уже накануне неоднократно атаковали, что и заставило французов обойти ущелье по холмам. Да чёрт побери, даже без атаки ущелья испанцы были бы разбиты! Добавим к этому тот факт, что часть испанских войск ночью покинули свои позиции. Таким образом, испанцы были обречены, и это стало понятно самому Наполеону, от нетерпенья бросившему в бой поляков, но совершенно не понятно любителям мифов с отсутствием аналитического мышления! Знает ли г. Соколов О.В. об этих деталях? Скорее всего, да, но он заражён мифами, плюс отсутствие способности анализировать события, даже свои публикации. Этот миф нужен французам, но прежде всего полякам, которым мало чем можно гордиться в данной эпохе, т.к. тогда не существовало ни Польши, ни поляков, а была только разменная монета в большой политической игре. А нам зачем это мифотворчество?!



Другая особенность работ и личных способностей г. Соколова О.В. проявились в последнее время. Это незнание, или лучше сказать неумение им читать карты, а именно постоянные ошибки в обозначении справа/слева и восток/запад. Впервые это наглядно было продемонстрировано в его статье «Шенграбенское сражение» в журнале «Сержант»,[8] где в ходе описания сражения были перепутаны все фланги. Опять же, он писал эту статью, перед ним была карта, и всё равно он ничего не заметил, или лучше сказать не смог заметить. Эта статья стала своего рода анонсом его ранее упомянутой книги «Аустерлиц». И хорошо сделал, что заранее её опубликовал, т.к. скорее всего ему кто-то указал на эти ошибки, и они не попали в книгу, но помимо этого данная книга стала апофеозом географической бездарности. Если Ульмский манёвр с этой точки зрения не вызывает нарекания (ещё бы, данный манёвр был описан ещё в «Орле»[9], т.е. тщательно продуманная и выстраданная тема), то вот дальнейшее повествование просто удручает. Начиная со страницы 207 и до стр. 261 идёт постоянная путаница восток/запад или, например, юго-запад/юго-восток. Этому возможны два объяснения. Первое, человек фактически не разбирается в частях света. Это мало вероятно, но бог его знает, всё в жизни бывает. Второе, г. Соколов О.В. стал жертвой французских публикаций (а они для него священны). Дело в том, что французы, как «великая и особенная» нация имеют привычку (или закономерность?) довольно оригинально изображать исторические карты, а именно север у них внизу страниц и, соответственно, юг наверху. Значит восток слева страниц, а запад – справа. Например, карта Прейсиш-Эйлаусского сражения в журнале «Gloire Empire» № 11 (март-апрель 2007 г.) на с. 89 именно так перевёрнута. В таком случае, г. Соколов О.В. всё-таки демонстрирует отсутствие пространственно-аналитического мышления, что подтверждает ранее выдвинутую в этой статье гипотезу. В этом плане интересна его роль в движении реконструкции, где он САМЫЙ-САМЫЙ ! Какой он к чёрту полководец или реонкарнация великого (всё же, как-никак СИР), если не умеет читать карт да ещё с полным отсутствием аналитического мышления?! Это явление только подтверждает мысль, что великолепный историк это не одно и тоже что и великий полководец.



Следующая особенность творчества г. Соколова О.В., это отсутствие, так сказать, штабной культуры или незнание российской военно-исторической традиции изображения карт и схем сражений. В отличие от публикаций других авторов-франкофилов его издания, как правило отличаются великолепными картами (например, особенностью книг г. Шиканова В.Н. являются крайне отвратительные карты, кроме книг цикла о Византии), но и здесь он полностью идёт на поводу французской школы, а именно, французов он изображает исключительно красным, а их врагов (в том числе и русских) зелёным! С автором этих строк произошёл интересный случай. Как-то, в пылу беседы о 1812 г. и о Березине, он показал своему собеседнику карту боёв на этой реке из книги г. Соколова О.В. «Армия Наполеона».[10] Необходимо отметить, что собеседником был профессиональный военный (окончил академию им. Фрунзе М.В. с отличием) и, соответственно, по жизни он разрисовал если не сотни, то десятки карт уж точно. Посмотрев доли секунды на карту, он неожиданно задался вопросом: «А там что, русских прижали к реке?!» Потом, очнувшись, изрёк: «Бред какой-то, а не карта!» И он прав! Элементарные правила гласят, что общевойсковые части русских (на исторических картах пехота и кавалерия) изображаются красным, все технические части (артиллерия и инженеры), а также все подписи наносятся чёрным. Союзники русских (и части и подписи) – оранжевым. Враги, все виды войск и подписи, только синим. Пристрастия г. Соколова О.В. ещё можно понять в изображении боёв французов с кем-то не «нашими», но абсолютно безграмотно в отображении сражений с участием русских. Конечно, понятна бескрайняя любовь г. Соколова О.В. к Франции и французам, но он всё-таки должен учитывать, что на русском языке он пишет для граждан России, где уже давно сложились определённые правила и традиции. Мелочь, но очень портит его работы.



Пожалуй, ярчайшим воплощением всего положительного и отрицательного в работах г. Соколова О.В. стала его книга. «Аустерлиц». Положительное - огромный фактический материал, который он смог использовать и на основе которого он создал доказательную базу своих концепций выдвинутых в книге (подготовка и ход кампании, события перед и в ходе самой Аустерлицкой битвы).

Отрицательные моменты, помимо указанных выше. Во-первых, он, как вдохновенный обожатель Франции, демонстрирует чисто французский подход к политическим событиям тех лет. Как истинный француз, случайно родившийся в России, он по-особому относится к Англии, а именно ненавидит её, вплоть до того, что на первых страницах упорно не называет её в числе великих держав ( с. 6). Обожая Францию он постоянно, следуя на поводу французов, раздувает значение этой страны в мировой истории конца XVIII – начала XIX века, вплоть до просто абсурдного заявления, что только благодаря Франции Россия захватила Крым (с. 8-9). Амбиции Франции через призму работ г. Соколова О.В. постоянно заставляют автора применять термины типа: «…изменить ход мировой истории», «Глобальная революция» (а за этот термин не только историки будут смеяться над г Соколовым О. В., но и социологи, политологи и т.д.), «Мировой пожар» и т.д. Чего проще, убавить свои амбиции, стать хоть не намного русским и заменить термин «мировая/ой» термином «европейский/ая» и всё станет на свои места (с. 9-11). Далее, применяя современный метод «политики двойных стандартов» можно утверждать – г. Соколов О.В. твёрдо и нерушимо отстаивает интересы Франции, даже не гнушаясь подтасовкой фактов. Например, он сравнивает добровольное присоединение Грузии к России в 1801 г. и добровольное присоединение Пьемонта к Франции (с. 78). Вот пример иезуитства! Напомним читателям, что термин «Грузия» тогда не применялся, а заявила о своём добровольном вхождении в Россию Картл-Кахетское царство ещё в 1783 г. (Георгиевский трактат), когда на территории Грузии не было ни одного русского солдата (стала русской провинцией под названием Восточная Грузия в 1801 г.), а Пьемонт «добровольно» вошёл в состав Франции будучи оккупированным французскими войсками. Неужели историк г. Соколов О.В. этого не знает?! Может знает, может не знает, но всё равно «лепит» французскую версию. На с. 91, ни к селу ни к городу, перечислил все германские браки русского правящего дома, причём большинство из перечисленных состоялись, когда Великий Герой уже был закопан на унылом острове и к теме книги не имеют никакого значения, разве, что… очередной раз лягнуть проклятых русских. На с. 95 г. Соколов О.В., пожалуй, достиг высшей точки маразма в своём преклонении перед свом кумиром. Только вчитайтесь: «…предположения о дальнейших грандиозных захватнических планах Бонапарта относятся лишь к области гипотез. Главной целью Первого консула было создание мощного оборонительного пояса вокруг Франции за счёт присоединения территорий, которые попали в сферу французского влияния…». Похоже, когда г. Соколов О.В. пишет о Франции, у него автоматически находит помутнение рассудка. Это же надо «родить» такую мысль!!! Интересно, как будет реагировать мировая общественность если, скажем, Россия в целях безопасности оккупирует Прибалтику, Белоруссию, а заодно Чехию и Польшу (что бы американцы там не строили РЛС)?! Не правда ли бред, но у г. Соколова О.В. в отношении Первого консула это вполне миролюбивая политика. Нет смысла дальше останавливаться на подобных ляпах, т.к. автор сквозь всё содержание книги буквально захлёбывается в своём преклонении перед Францией и её правителем, особенно в контексте политических оценок тех событий.

Второе, описание боевых действий в целом и отдельных сражений в частности. Здесь прослеживается уже устойчивый подход к этому вопросу, знакомый нам по работам ведущих специалистов-франкофилов в этой области – феерия доблести и славы при описании действий французов и тусклая небрежность при описании действий их врагов. Г. Соколов О.В. только далее развивает эту тенденцию, вплоть до скатывания, опять же, до двойных стандартов. Например, ложь и бесчестность при захвате Таборского моста однозначно выдаётся как проявление мудрости, храбрости, военной хитрости и т.д. (никто никому слова не давал, честь не нарушал, а австрийцы просто лохи), а аналогичные действия русских под Шенграбеном выставляются как гнусность, подлость, нарушение традиций и обычаев войны, вплоть до ковыряния – кто и когда начал обманывать честных французов. Так и читается - какие же всё таки русские сволочи! Вообще, не вдаваясь в подробности и судя по описаниям г. Соколова О.В. сражение у Кремса-Дюренштейна стало случайным неуспехом французов (ну конечно же не поражение – «…несомненный успех русской армии…русское командование организовало бой крайне неудачно» (с. 246) «…Мортье не только сумел вырваться из окружения, но и нанёс противнику чувствительный урон (с. 248); ), а Шенграбен вообще не в счёт, т.к. русские оказались непорядочными вояками, нарушившими обычаи войны. Другой пример маразма или не понимания того чего пишет сам г. Соколов О.В. – описание боя у Вероны (с. 286-288). Цель Массены, судя по тексту, выбить австрийцев из Вероны, цель австрийцев удержать город. Далее, как и положено, следует подробное перечисление подвигов французов (сапёров, вольтижёров и т.д.). Австрийцы чего там рыпались. В результате все попытки взять Верону провалились, но зато французы захватили мост! Любой здравомыслящий читатель сделает однозначный вывод – французы были отброшены, т.е. разбиты. Но здравомыслящий читатель окажется дураком потому, что с точки зрения г. Соколова О.В. победителями оказались именно французы. Надо только передёрнуть факты и забыть, что целью французской атаки была Верона, а не мост и потасовать цифрами потерь и получится победа французов. Вуаля мусью! И так, практически, все описания боёв. Правда, описание самой Аустерлицкой битвы не вызывает нарекания, да и зачем там чего то передёргивать, ведь это была бесспорно великая победа Наполеона и его армии. Есть в книге и масса простых небрежностей и ошибок в цифрах, в составе войск и т.д., но автору этих строк эти неточности не интересны.



Ну и хватит о плохом. Сделаем общие выводы. Во-первых, г. Соколов О.В. великолепный историк со знанием огромного фактического материала и способностью работать с источниками и литературой. Его книги и статьи восхитительны и любой увлекающийся наполеоновской эпохой или изучающий её должен обязательно читать и приобретать его работы. Во-вторых, читая его работы надо постоянно помнить, что он раболепно обожает Францию, Наполеона, французскую военную историю, а значит необходимо, что называется, фильтровать его работы, что бы достигнуть какой-то объективности в полученной информации. В-третьих, он абсолютно не военный (хотя и мнит себя полководцем, наряжаясь в рамках реконструкции). Он не умеет читать карт, нет штабной культуры, и у него полностью отсутствует аналитическое мышление, т.е., он великолепный рассказчик, но не более. СИРом он может быть только для людей его круга и для недоучек не знающих истории и, соответственно, смотрящих на него как на полубога.

А вообще, г. Соколова О.В. можно поздравить. У него появились реальные причины для гордости и самовозвеличивания. Ещё при жизни его работы стали тщательно изучаться, анализироваться и вызывать полемику. Предлагаем г. Соколову О.В. темой журнала «Империя истории» № 5 сделать: «Я! Я! Я! Я! Я!», отбросив ненужную скромность, всё ещё слегка проявлявшуюся в № 4.





Крючков Ю.Н.


[1] Жилин П.А. – начальник Института военной истории МО СССР, идеолог соответствующего взгляда на войны рассматриваемого периода. См. подробнее статью в: «Отечественная война 1812 г.. Энциклопедия. – М.: РОССПЭН, 2004 – С. 277.

[2] А. Лашук. Наполеон. Походы и битвы 1796-1815. – М.: Эксмо, 2004. Вступительная статья А. Ефремова.

[3] Попов А.И. Великая армия в России. Погоня за миражом. – Самара, 2002 – 440 с.

[4] Соколов О.В. Аустерлиц. Наполеон, Россия и Европа 1799-1805 гг. В 2-х т. – М., 2006.

[5] Соколов О.В. Армия Наполеона. – СПб, 1999 – 588 с.

[6] Дельбрук Г. История военного искусства в рамках политической истории. В 4-х т. – М.: Воениздат, 1938 – Т. 2; Разин Е.А. История военного искусства. В 3-х т. – М.: Полигон, 1994 – Т.2.

[7] Чандлер Д. Военные кампании Наполеона. Триумф и трагедия завоевателя. – М.: Центрполиграф, 1999 – С. 396-397.

[8] Соколов О.В. Шенграбенское сражение. // Сержант 2005. № 3 (№ 32)

[9] Соколов О.В. Ульмская операция 1805 г. // Орёл, №№ 1-3.

[10] Указанное соч. – С. 408.

http://www.fieldofbattle.ru/modules.php?name=News&file=article&sid=354

_________________
Свобода начинается с сомнения.
Моя страница
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
Бомбардир
Admin

   

Зарегистрирован: 10.05.2011
Сообщения: 3322
Откуда: Днепропетровск

СообщениеДобавлено: Ср Сен 19, 2012 1:49 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

О. Соколов.
Ответ на ''рецензию'' книги ''Аустерлиц. Наполеон, Россия и Европа, 1799-1805''.


Несколько месяцев назад я случайно натолкнулся на, если так можно выразиться, рецензию на мои работы под названием «Явление современности или реинкарнация великого», составленную Ю. Крючковым. Я долго размышлял - стоит ли отвечать на данное «произведение». Написано оно было очень давно, да и по сути это не рецензия, а скорее – пасквиль, где не разбираются достоинства и недостатки работы, не критикуются с фактами в руках неправильные суждения, а всё сводиться, в основном, к личным выпадам против автора. Надеюсь, что у тех, кто читал мои книги, подобный опус может вызвать разве что недоумение. Но в виду того, что не читавшие мои работы могут составить на основе «рецензии» г-на Крючкова превратное о них представление, я посчитал, всё-таки, разумным ответить.
Опустим все личные оскорбительные выпады автора «рецензии» на его совести и перейдём к делу. Начну с момента, который сразу говорит сам за себя. Автор опуса упрекает меня в том, что я не знаю, каким цветом раскрашиваются на военных схемах русские и нерусские войска! Крючков пишет:

"Следующая особенность творчества г. Соколова О.В., это отсутствие, так сказать, штабной культуры или незнание российской военно-исторической традиции изображения карт и схем сражений…французов он изображает исключительно красным, а их врагов (в том числе и русских) зелёным! С автором этих строк произошёл интересный случай. Как-то, в пылу беседы о 1812 г. и о Березине, он показал своему собеседнику карту боёв на этой реке из книги г. Соколова О.В. «Армия Наполеона».[10] Необходимо отметить, что собеседником был профессиональный военный (окончил академию им. Фрунзе М.В. с отличием) и, соответственно, по жизни он разрисовал если не сотни, то десятки карт уж точно. Посмотрев доли секунды на карту, он неожиданно задался вопросом: «А там что, русских прижали к реке?!» Потом, очнувшись, изрёк: «Бред какой-то, а не карта!» И он прав! Элементарные правила гласят, что общевойсковые части русских (на исторических картах пехота и кавалерия) изображаются красным, все технические части (артиллерия и инженеры), а также все подписи наносятся чёрным. Союзники русских (и части и подписи) – оранжевым. Враги, все виды войск и подписи, только синим. Пристрастия г. Соколова О.В. ещё можно понять в изображении боёв французов с кем-то не «нашими», но абсолютно безграмотно в отображении сражений с участием русских. Конечно, понятна бескрайняя любовь г. Соколова О.В. к Франции и французам, но он всё-таки должен учитывать, что на русском языке он пишет для граждан России, где уже давно сложились определённые правила и традиции."

Нет, я не забываю, что пишу для граждан России! Именно поэтому я избрал подобный способ раскраски своих карт и схем.
В эпоху холодной войны, одновременно на Западе и Востоке появилась традиция обозначать на картах советские и русские войска красным цветом, а их противников синим. И у тех и у других красный цвет естественно подразумевал коммунистов, синий их противников. Этот штамп вовсе не невинен, как может показаться, ибо он сразу закладывал априорное отношение к квадратикам на карте.
Просто смешно, что Крюков может воображать, что я не знаком с тем, как было принято раскрашивать схемы в СССР! Ведь начиная с 4 класса средней школы, в учебниках истории любой ученик только и видел, что подобную раскраску: красные = наши = коммунисты = хорошие, синий = враги = фашисты = плохие.
На Западе, наоборот, красный воспринимался как цвет агрессии, тоталитарной коммунистической опасности, синий цвет «свободного мира», демократии, миролюбия… Забавно, до чего это дошло. Однажды на схеме сражения при Риволи, где, как известно, молодой генерал Бонапарт сражался с австрийцами, французский историк обозначил войска Бонапарта естественно синими, а австрийцев красными. В результате дизайнер по ошибке подписал рядом с австрийскими полками – «РУССКИЕ»!!!
Чтобы раз и навсегда покончить с этой априорной раздачей ярлыков, в книге «Аустерлиц» возвращено цветовое обозначение, которое чаще всего употребляли не коммунистические пропагандисты, а выдающиеся классики российской исторической науки Михайловский-Данилевский, Богданович, Милютин (последний, кстати, был не только историком, но и, пожалуй, самым знаменитым военным министром Российской империи). А именно: русские войска – тёмно зелёный цвет, французы - красный, пруссаки – синий, австрийцы – жёлто-чёрный. Интересно, что подобную же цветовую гамму употребляли вплоть до Первой мировой войны и французские историки.

Следующий пассаж рецензии вообще должен заставить читателя как минимум изумлённо раскрыть глаза:

"Это незнание, или лучше сказать неумение им читать карты, а именно постоянные ошибки в обозначении справа/слева и восток/запад. Впервые это наглядно было продемонстрировано в его статье «Шенграбенское сражение» в журнале «Сержант»,[8] где в ходе описания сражения были перепутаны все фланги.
Начиная со страницы 207 и до стр. 261 идёт постоянная путаница восток/запад или, например, юго-запад/юго-восток. Этому возможны два объяснения. Первое, человек фактически не разбирается в частях света…
Второе, г. Соколов О.В. стал жертвой французских публикаций (а они для него священны). Дело в том, что французы, как «великая и особенная» нация имеют привычку (или закономерность?) довольно оригинально изображать исторические карты, а именно север у них внизу страниц и, соответственно, юг наверху."

Нет, я не удивлюсь, что кто-то считает меня никудышным историком …но дебилом, который даже не может отличить восток от запада, правую сторону от левой, верх от низа!!! Это уже, пожалуй, слишком! Ведь сам же Крючков далее пишет:

"В отличие от публикаций других авторов-франкофилов его (Соколова) издания, как правило отличаются великолепными картами (например, особенностью книг г. Шиканова В.Н. являются крайне отвратительные карты, кроме книг цикла о Византии)…"

Для информации автору рецензии хочу открыть маленький секрет: все карты в моих статьях и книгах нарисованы только мной… Разумеется, все они затем обрабатывались дизайнерами, чтобы квадратики были ровными, а стрелочки аккуратными, но и только. Всё остальное сделано автором, потому что я считаю карту важнейшим элементом военно-исторического исследования. Если ты действительно провёл изыскательскую работу, которая открыла ещё неизвестные ранее аспекты того или иного военного эпизода, тебе просто в голову не придёт скатывать чью-то чужую схему, ведь расположение войск и их перемещения, нарисованные на бумаге – это и есть часть результатов научного исследования!
Ещё небольшая информация для Крючкова: в юности я неплохо писал маслом пейзажи и портреты (реалистические), моё первое высшее образование – инженер-физик. Так что именно с пространственным представлением на моих схемах и картах всё в порядке. Я всегда и везде старался соблюдать не только наглядность и художественный вкус в графике, но и математическую строгость, пропорциональность в обозначении войск на схемах, их соответствие с тем как строились и действовали войска в эпоху, о которой рассказывается в моих книгах.
Интересно, как ГАВ-ГАВ, который даже не может отличить правую сторону от левой, нарисовал карты, которых даже Крючков называет «великолепными»?...
Кстати, о французских «привычках» в картографии. Если и встречается где-то, в какой-то французской исторической работе карта, где север находиться внизу, как можно на основе одного случая обобщать это на традиции целого народа!? Да будет известно Крючкову, что все основные современные картографические традиции пошли из Франции, и в частности правило, согласно которому север должен быть наверху.
Теперь о статье, где «перепутаны фланги». Действительно в статье о Шенграбенском сражении было допущено несколько опечаток. Дело в том, что большинство своих работ я не писал ручкой, и не печатал на компьютере, а диктовал секретарше. Так текст получался живее, да и производительность труда выше. Однако при этом появлялось немало опечаток, так как естественно, что секретарша печатает механически и ей глубоко безразлично, как пишется фамилия Штутерхайм и чем «каре» отличается от «кафе». Разумеется, после диктовки я многократно проверял текст и 99,9% опечаток выявлялись сначала мной, а потом корректором. Однако несколько из них попали в статью и возможно в книгу, ведь корректору также безразлично, где право, а где лево. Когда же ты сам перечитываешь текст, выявить подобную опечатку не столь просто как кажется, ведь автор знает что должно быть написано на самом деле и подчас просто не замечает оплошности. Но заявлять на том основании, что в статье есть одна - две опечатки, что:

"Соколов О.В. всё-таки демонстрирует отсутствие пространственно-аналитического мышления..."

Вот уж поистине полное отсутствие «аналитического мышления»!
Теперь о других перлах Крючкова. Вот как автор «рецензии» пишет о Франции:

"Эта страна по праву считается великой державой и сами французы готовы в это поверить и осознать, но вот история страны никак не подтверждает эту истину. Соответственно, у французов сложился комплекс неполноценности, который необходимо было преодолевать в интересах воспитания самосознания нации."

И это человек претендующий видимо на особую глубину аналитического мышления и обширные исторические познания! Очень характерный образ мышления для детей: смотря на старого дедушку, маленький мальчик не может поверить, что лет так 60 тому назад этот согбенный старичок возможно был рослым красивым парнем, грозой своего двора и предметом воздыханий девушек…
Так и современная Франция, страна, давно отошедшая на второй план по её роли в мировой политике, по своей военной силе и идеологическому влиянию. Но это же не значит, что так было всегда! Никогда не забуду о том, какие размышления на меня навела грандиозная фреска в испанском королевском дворце в Севилье – декоративная карта мира в исполнении испанского картографа XVI века. Испания изображена там, как центр мироздания, как величайшая и могущественнейшая держава человечества! Недаром Филипп II называл себя «король планеты»… И где потом оказалось это могущество? Sic transit Gloria mundi…
Так и Франция, лидер средневековой Западной Европы, сильная держава эпохи Ренессанса, пришедшая в упадок как раз во второй половине XVI века ( время величия Испании!) в период религиозных войн, а потом начиная со середины XVII века вновь могущественная держава, которая не боялась сойтись в военном поединке со всей Европой… Всё это было… Были и рыцари Бувина, и Франциск I под Мариньяно, и принц Конде под Рокруа, и Наполеон…
Всё это совершенно не означает, что современная Франция сохранила хоть что-то от этого великого прошлого, даже память о нём большей частью потеряна. Так что напрасно Крючков пишет:

"Франции как воздух нужна была славная история, Великая легенда. … Остаётся одно – Наполеон и его эпоха.…, на одну публикацию в России по истории русской армии рассматриваемого периода во Франции публикуется сотни книг и статей."

На это можно сказать только одно: Крючков и понятия не имеет о современной Франции, где даже и отдалённо нет ничего подобного, похожего на какую-либо государственную политику «патриотического воспитания» или даже просто повышенного внимания к «патриотической» проблематике. По военной истории выходит гораздо меньше литературы, чем у нас, а главное эта тема непопулярна. Патриоты и люди, гордящиеся героическим прошлым страны, считаются почти что ненормальными и более того социально опасными! Почему? Это долгий разговор, не имеющий отношения к теме наполеоновских войн, скажем только коротко – увы, это так. Но всё это никак не влияет на прошлое, от этого Франция Людовика XIV или Наполеона не становится менее значимой, менее великой.
Досталось от Крючкова и полякам. По его мнению, их вообще за людей-то считать слишком много чести:

"Этот миф ( о Сомо-Сьерре – О. С.) нужен французам, но прежде всего полякам, которым мало чем можно гордиться в данной эпохе, т.к. тогда не существовало ни Польши, ни поляков, а была только разменная монета в большой политической игре."

Тут даже сказать нечего. Думаю, что все мало-мальски знакомые с военной историей люди знают, с каким мужеством сражались от Гранады до Березины польские солдаты на службе Наполеона. Их подвиги и преданность императору стали легендарными, а польский улан - символом отваги и боевого мастерства. Что же касается «несуществующей Польши», то это почти что кощунственное выражение по отношению к тем тысячам храбрых воинов, которые с верой в возрождение их отчизны пошли сражаться за Наполеона. Вот, что вспоминала графиня Потоцкая о своих соотечественниках той эпохи:
«Как только распространилось известие о войне, вся молодежь, не ожидая призыва, бросилась к оружию. … Новое поколение пришло на смену старому, которое отчасти уже исчезло в рядах французской армии, и дети, пылая от возбуждения, с лихорадочным любопытством слушали рассказы старших: надежда вернуться с победой устремляла их к героическим поступкам. Солдаты, едва вышедшие из юношеских лет, приводили в восхищение старых гренадеров. Без военного мундира никто не решался показаться на улице, боясь насмешек уличных мальчишек».

Не хочу останавливаться на мелких выпадах автора «рецензии» относительно сражения под Кремсом, действиями маршала Массена под Вероной и т. п. Тому, кто читал книгу и так должно быть всё ясно, а тому, кто не читал, разъяснения на этот счёт будут малоинтересны…

Перейдём к самому главному: автор «рецензии» упрекает меня в том, что я «раболепно обожаю…Наполеона».
К сожалению, я уже слишком взрослый дядя для того, чтобы кого-то «раболепно обожать». Более того, подобный упрек может исходить только от того, кто плохо читал «Аустерлиц». Здесь, как раз, впервые на основе огромного количества документального материала был показан процесс выработки Наполеоном стратегических и тактических решений в ходе кампании 1805 года и доказано, что император нередко совершал серьёзные просчёты. Это касается и знаменитого Ульмского манёвра и сражения при Аустерлице. Подчёркнуто, что и в том и в другом случае Наполеон сильно видоизменил в ходе исполнения свои планы, и не под Ульмом, ни под Аустерлицем не было гениального предвидения. При этом, разумеется, отмечалось и повторю ещё раз, что руководители коалиции совершали куда более крупные просчёты, да и сами их планы были никудышными. Наконец Наполеон умел по ходу дела модифицировать свои предварительные проекты, а его враги не умели… Всё это без сомнения доказывает полководческое искусство французского императора, но какое это имеет отношение к «раболепному обожанию»?

Мой энтузиазм по отношению к Наполеону базируется не на каком-то априорном «обожествлении» и «обожании», а на реальных фактах. И, прежде всего он связан с деятельностью императора на внутриполитической арене, как реформатора, законодателя, руководителя, который, получив Францию в состоянии хаоса, экономического маразма и анархии сумел в короткие сроки поднять страну из руин. Ясно и без дополнительных объяснений любому кто вырос из детского возраста, что Наполеон был человеком, а значит, совершал ошибки и поступки, которые его не украшают. Но ведь это очевидно!! Это относится к любому человеку из плоти и крови, а уж тем более к политику! Зато, кто может похвастаться таким количеством положительных свершений в столь короткие сроки!
Наконец я знаю эпоху достаточно, чтобы ответственно заявить, что трудно найти на свете другое такое государство, которое бы сделало реально, а не на словах столько для своего народа, для славы своей страны, наконец, просто для того, чтобы вознаграждать достойных людей и карать дурных, как наполеоновская Франция.
Я реалист и понимаю, что и среди наполеоновской элиты было огромное количество проходимцев, вспомнить хотя бы таких известных негодяев, как Талейран и Фуше…А в какой стране их не было среди власть предержащих? Мы живём среди реальных людей! Самое главное, не то, что подобное отребье встречалось во власти, а то, что не они определяли вкусы и нравы общества.
Перси, один из выдающихся хирургов того времени, добившийся славы, денег и высокого положения в системе официальной иерархии, записал в своем дневнике, который он составлял лично для себя: «Небо благословило мою деятельность. Я старался выполнять мой долг как честный гражданин, без интриг, без способов, недостойных порядочного человека. И я сделал свою карьеру… Получилось, что занимаясь людьми малыми в этом мире, я добился внимания великих» .
Мало найдётся стран, где человек, честно работавший и не подличавший смог бы записать в своём личном дневнике подобную фразу!
При этом в обществе, созданном Наполеоном во главе угла были поставлены, прежде всего, воинские добродетели – отвага, самопожертвование, воинская честь. В этих добродетелях император видел нечто большее, чем необходимое качество воинов-профессионалов. В воинском, рыцарском духе император искал моральный стержень общества.
Император решительно отвергал буржуазный социум, где ценность человека определяется только количеством денег на его банковском счету. «Нельзя, чтобы знатность происходила из богатства, - говорил он Рёдереру, видному политическому деятелю эпохи Республики и Империи. - Кто такой богач? Скупщик национальных имуществ, поставщик, спекулянт, короче - вор. Как же основывать на богатстве знатность?»
Одновременно, уважая традиции старого дворянства, император не считал, что происхождение из знатного рода достаточно, чтобы иметь право на власть и почести. «Вы дали себе труд родиться, только и всего», мог повторить Наполеон вслед за Фигаро, обращаясь к старой аристократии. По его мнению, происхождение из древней знатной семьи было хорошей форой для молодого человека, но не более.
Кровь, пролитая на поле сражения, самопожертвование во имя общего блага, воинская честь вот, что должно было стать по мысли императора основой для новой элиты. В обществе Старого Порядка воинская элита сформировалась в незапамятные времена. Она стала чисто наследственной, и, признавая равенство всех людей перед Богом, средневековая знать и вельможи XVI-XVII в. образовали замкнутую касту, почти непроницаемую для простолюдинов. Наполеон дал шанс вернуться к истокам и открыл возможность для всех без исключения тяжелыми ударами меча выковать свой дворянский герб…
Именно за это я ценю императора Наполеона и воздаю ему должное в своих книгах и статьях, а не «раболепно обожаю» его как пятнадцатилетние соплюшки модного певца.
Вот собственно и всё, что хотел сказать. Остальное читайте в моих книгах.

Соколов О. В.

http://www.fieldofbattle.ru/modules.php?name=News&file=article&sid=765
_________________
Свобода начинается с сомнения.
Моя страница
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов -> Наполеоновские войны Часовой пояс: GMT - 2
Страница 1 из 1

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах
Исторические исследования Олег Жук исторические исследования Олег Жук исторические исследования


Powered by phpBB © 2001, 2005 phpBB Group
Вы можете бесплатно создать форум на MyBB2.ru, RSS